Запись #5: Выживший. Обзор перевода книги

0
Агафонова Анастасия Витальевна11/14/2020

Выживание в современном мире порой является весьма важным навыком человека. И хоть в своей книге Майкл Панке описывал выживание ради мести (роман так и называется «Выживший: роман о мести» - The Revenant: A Novel of Revenge), мы все же сосредоточимся на «выживании» переводчика в не самых благоприятных литературных условиях.

Мы коснемся немного и экранизации и, так уж и быть, уделим несколько слов знаменитому ДиКаприо. Поговорим мы и об авторе книги и о его переводе И.В. Майгуровой. Это не плохой и не хороший, а самый обыкновенный перевод со своими плюсами и минусами, мелкими косяками и хорошими примерами. И наша цель взять от него все самое лучшее, проанализировать возможные ошибки и, вооружившись этими знаниями, спокойно двигаться дальше в своем не самом легком «ремесле» на свете.

Итак, вы возможно уже слышали, что вышедший в 2015 году фильм существенно расходится с легшей в его основу книгой. Это, конечно же, нисколько не помешало получить картине три Оскара, один из которых достался ДиКаприо, но все же. 

Критики сочли картину чересчур кровавой и жестокой. Некоторые даже покидали театры, не желая смотреть на «всю эту жесть на экране». Однако давайте прикинем, как бы все выглядело, если бы режиссер действительно задался целью сделать все строго по книге.

Например, наш главный герой с помощью легкого движения когтистой лапы медведя… лишился бы скальпа:

«Харрис даже не знал с чего начать и едва не радовался тому, что рана на горле явно смертельна. Он оттащил Гласса в тень и уложил спиной на траву. Не обращая внимания на кровавую пену у горла, он сосредоточился на содранном с головы лоскуте: негоже оставлять Гласса без скальпа. Водой из фляги Харрис попытался смыть грязь и принялся укладывать кожу на место: лоскут почти оторвался от черепа, приставить его – что надеть шляпу на лысого. Харрис натянул кожу на кость, прижал посильнее ко лбу и заправил за ухо. Пришить можно позже – если Гласс доживет. /…/ Следующим лоскутом капитан забинтовал Глассу голову, пытаясь хоть как-то зафиксировать почти оторванный скальп».

Но разве можно лишать нашего красавчика Лео его красивой шевелюры? По фильму у него и лицо-то не очень пострадало. И здесь уж строго соблюдалось лишь негласное правило Голливуда: во что бы то ни стало сохранить лицо главной звезды экрана.

Но что же делать в таком случае со скальпом? Ведь нужно угодить и читателям, и фанатам, и обыкновенным зрителям одновременно. И тут уж создатели фильма решили особо не заморачиваться: они сняли скальп с антагониста главного героя, чью роль пришлось исполнять еще одному красавцу - Тому Харди. Только кожу с его головы «аккуратно» сняли уже не страшные звери леса, а злые и коварные индейцы. И правильно: какой вестерн обходился без этой традиционной для коренных жителей Америки процедуры? Так уж предки завещали…

Также создатели фильма добавили еще одну примечательную «деталь» - у главного героя появился сын. В книге он мстил просто за то, что его раненного обобрали и бросили умирать. В фильме же он мстит за невинно убиенное чадо. Но это просто для накала страстей и лишней мотивации главного героя, чтобы понятней было из-за чего весь сыр-бор. 

Ну и последнее. В конце книги антагонист не понес никакого наказания. В фильме же его ждет страшное возмездие.

Самому автору романа запретили где-либо обсуждать экранизацию, поскольку он — посол США во Всемирной торговой организации. А согласно их этике, ему нельзя публично говорить о личных проектах, которые могут принести ему какие-либо выгоды и прибыль. Поэтому что он сам думает о фильме, мы узнаем еще не скоро. А вот что он думает о различных переводах своей книги, мы, пожалуй, не узнаем вообще никогда – авторы редко когда задаются подобными вопросами.

Но на этом краткую предысторию хотелось бы завершить и перейти непосредственно к переводу.

Практически в самом начале книги мы встречаем незнакомое для абсолютного большинства слово – трапперы. Даже людям, владеющим английским языком, будет сложно проследить исконные «корни» данного слова. Что уж говорить про русскоязычных читателей, совершенно далеких от какой-либо иностранщины. Они запросто могут даже ударение не туда поставить и прочитать слово как «траппёр». 

Однако что же наш переводчик? Как он помогает своему читателю?

По сути никак. Дело в том, что Майгурова 67-го года рождения и наверняка Фенимора Купера в детстве зачитывала до дыр, как и все ее сверстники в ту эпоху. Но, к сожалению, времена меняются и современному читателю лучше все же объяснять значение подобных слов. Например, как это сделала Елизавета Бута в своей версии «Выжившего»:

«Траппер (англ. trap – «ловушка») – охотник на пушных зверей в Северной Америке».

Бута родилась в девяностых, так что прекрасно понимает свою аудиторию. А учитывая факт экранизации со знаменитыми актерами, легко угадать, какая именно аудитория пойдет в магазины читать оригинальную историю Майкла Панке в первую и зачастую единственную очередь.

Примечательно, что в подобных переводах даже не обязательно писать какие-либо сноски. Существует множество примеров, когда простые пояснения переносились переводчиками прямо в текст. Например, можно было написать: «Он был траппером, охотником на пушных зверей…» Одного подобного пояснения в самом начале повествования было бы достаточно, чтобы читатель быстро уловил суть происходящего и спокойно двигался дальше, уже ни на что не отвлекаясь.

Ну а мы тем временем оставим страшных зверушек позади и сосредоточимся на позитивном. Например, на «чеканной монете».

Still, Henry was the only man among them to have trod and trapped the Three Forks. If title meant little, experience was the coin of the realm.И все же Генри единственный из всех исходил вдоль и поперек Тройную Развилку, а в здешних местах опыт ценили превыше всего.

И хоть в переводе и был пропущен кусок предложения («И если на звания не обращали внимания, то опыт ценился здесь превыше всего»), пресловутое thecoin of the realmбыло обыграно как нельзя лучше.

В прямом смысле речь идет о полновесной монете или же валюте, т.е. имелось в виду, что опыт в тех краях был, как говорится, «в ходу».

On their first day out of Fort Brazeau, Glass actually tried to handle a paddle. After all, he reasoned, he was a sailor by training.В первый день после выхода из форта Бразо Гласс тоже решил, что будет грести – не зря же он профессиональный моряк.

Помимо этого, в цене были и люди различных профессий. Так под bytraining можно понимать еще и наличие образования, получения какой-либо специальности. И действительно в подобных условиях опытные охотники, следопыты, моряки, люди с врачебной подготовкой были просто на вес золота и в буквальном смысле могли спасти жизнь.

Однако в сложной жизненной обстановке люди звереют, поэтому нужно быть начеку, а с некоторыми так и вообще держать ухо востро. 

As he crept along the riverbank he wondered if Captain Henry would bother sending anyone after him. Stupid bastard. Fitzgerald had never met a man more likely to catch the tail end of a lightning bolt.По берегу он пробирался осторожно, опасаясь, как бы капитан Генри не послал кого-нибудь за ним проследить – уж кому-кому, а капитану палец в рот не клади

Надеюсь, вы не забыли еще, каким образом мы искали сфинксов в предыдущей статье. Здесь поиск значения идиомы проделывался по точно такой же схеме. Только вот была одна загвоздка. Непосредственно в подобной форме мы находим данный фразеологизм, пожалуй, только у Панке – все прямые запросы отсылают непосредственно к его работе. Во всех иных случаях американцами используется фраза catch lightning in a bottle – т.е. (попытаться) поймать молнию в бутылку. «Поймать молнию за хвост» звучит более поэтично, но значит абсолютно то же самое: пытаться сделать что-то невозможное. 

Дополняет эту картинку и пресловутая астрология (продолжение примера выше):

Under Henry’s star-crossed leadership, the men of the Rocky Mountain Fur Company never stood more than a short step from calamity. It’s a wonder we’re not all dead.Из-за всегдашнего невезения, преследующего Генри, на отряд по-прежнему сыпались неудачи, такчто Фицджеральд временами дивился, почему еще не все перемерли

Быть star-crossed значит «родиться под несчастливой звездой». А поскольку никому на свете никогда не удавалось поймать молнию голыми руками, то ждать от капитана было особо нечего и доверия он никакого вызывать не мог. Так что в данном случае наше старорусское «палец в рот не клади» было весьма хорошим решением – сразу видно, что книгу переводил начитанный человек.

Примечательна в данном отрывке также и передача мыслей нашего антагониста (в английском тексте они просто выделяются курсивом). В первом примере было пропущено Stupid bastard, но во втором все мысли Фицджеральда были переведены из «прямой» в косвенную речь. В этом нет ничего зазорного – простой переводческий прием. Единственное, на чем нужно заострить внимание, так это на соблюдении этого правила в течение всего перевода книги. И Майгурова прекрасно с этим справилась: во всей книге все мысли героев были переведены в косвенный вариант разглагольствований.

От звезд плавно перейдем к эмоциям. В фильме главный герой тяжело переживает смерть сына. В книге же он получает письмо от брата: «Тот извещал о смерти матери – она пережила отца едва ли на месяц».

Glass collapsed into a chair. The blood drained from his face and he wondered if he would be sick.Гласс, побледнев, рухнул в кресло, к горлу подкатил комок. 

Святой перевод! Это практически идеальный пример переводческой компрессии – более компактного изложения мысли автора на другом языке. Иногда она осуществляется путем опущения избыточных элементов, иногда полным перефразированием высказывания, перестановкой некоторых его фрагментов местами и пр.

Так в первом предложении Гласс рухнул в кресло. Во втором – он побледнел (к сожалению, в отличие от «кровь прилила к лицу» у нас нет русского эквивалента обратного процесса). В третьей части – ему стало дурно. Объединив все эти составляющие воедино, переводчик прекрасно передала чувства и эмоции главного героя. Вместо комка в горле можно было бы вставить и что-либо иное. Но, полагаю, Майгурова просто руководствовалась самыми распространенными выражениями в подобных ситуациях.

Но на этом все не заканчивается.

There was more.Новости этим не кончились.

Есть все же иноязычные фразы, которые и переводчики, и обыватели упорно тащат в наш родной язык. Например, от уха до уха в русском языке можно разве что улыбаться. Но наши зарубежные коллеги, конечно же, одними «смайлами» не ограничиваются. Тем более, когда речь заходит о выживании.

I don’t give a tinker’s damn what you think about what we did. But I’ll tell you this — you spill your guts and I’ll carve your throat from ear to ear.Мне плевать, что ты там думаешь! Запомни одно: скажешь кому хоть слово – взрежу тебе глотку от уха до уха

Подобные огрехи могут легко исправить грамотные редакторы. Но если таковых все же не наблюдается, можно задать к полученному предложению несколько уточняющих вопросов. Например, а можно ли глотку взрезать? Всковырнуть? Вскрыть? Может лучше просто написать: «Я тебе горло перережу»? Как все «нормальные» люди.

Вопрос второй: а так ли важен Джокер? В смысле, нужно ли резать именно «от уха до уха»? Или можно это убрать? Изменится ли посыл, а порой и результат действий антагониста, если мы просто оставим краткий, «нормальный» вариант?

Да, не спорю, есть варианты, когда на экране какой-нибудь злодей проводит ножом по горлу человека, ясно давая понять, откуда до куда он будет резать. Но в книге можно обойтись и без этого. Наши русские угрозы коротки и понятны –так что и без лишних ушей все становится понятным. 

А что касается «взрезать», то попробуйте просто выговорить всю фразу, все предложение целиком. Причем сделайте это театрально, словно действительно угрожаете кому-то. В данном случае можно лишь посоветовать вычитывать вслух все отрывки, вызывающие хоть какие-то сомнения, и убирать все несуразное, максимально упрощая слог, особенно если главные герои книги отнюдь не блещут интеллектом.

Следующий косяк связан с «богатством». И тут уж и правда я сначала подумала, что натолкнулась на стандартную ошибку буквального перевода слова rich poor, которым была посвящена целая глава моей книги). Но нет. Откуда взялось «богатство» у главного героя в данном случае, так и осталось для меня загадкой.

Within the tangle of willows and driftwood, he found himself once again taking somber inventory of his wounds and his possessions.

By comparison to the recent past, Glass felt considerable relief. He had a number of bruises and abrasions from the fight on the banks and the flight down the river. He even discovered a wound on his arm where it appeared that a bullet had grazed him. His old wounds ached in the cold, but did not appear otherwise aggravated. Except for the possibility that he would freeze to death, a possibility that seemed very real, he had managed to survive the Arikara attack.

Здесь, среди спутанных ив и нанесенных рекой бревен, он принялся мрачно подсчитывать раны и убытки. 

По сравнению с прошлым разом он оказался почти богачом. Несколько синяков и ссадин от сражения на берегу и бегства по реке, на руке след от пули, содравшей кожу. Старые раны хоть и ныли от холода, но болели не больше прежнего. Значит нападение арикара он пережил благополучно – разве что оставался ощутимый риск замерзнуть до смерти. 

Гласс пережил нападение индейцев и просто сравнил «ущерб» с теми ранениями, которые он получил от гризли. Потери оказались не столь плачевными как в прошлый раз, поэтому «он мог вздохнуть с облегчением». И никакого прилива богатства и радости. Только relief

В заключение хочется сказать, что оригинальный текст автора вызывает гораздо больше вопросов, нежели его перевод. В каком-то смысле Панке даже страдает косноязычием. По крайней мере, если брать ту же вычитку текста вслух, вы можете сами попытаться почитать английскую часть примеров. Поверьте, это будет довольно непростой задачей. Да и по аудиокниге можно услышать как тяжело пришлось диктору. Поэтому в данном случае можно с уверенностью сказать, что переводчик сделала все возможное, чтобы не ловить молнии буквализмов за хвост, а попытаться передать все простым понятным языком. И, пожалуй, у нее все получилось.

More snow would fall before winter at last gave way, but spring had fixed its grip on the plains.Холод еще не отступил, еще будут кружить метели, и все же весна уже заявила свои права
Следующая статья
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #5: О лёгкости проведения онлайн-занятий с группой детей
Весной 2020 года онлайн-занятия с группами математического клуба ЛИСА не задались.  Летом я проанализировала допущенные мной ошибки в онлайн-занятиях и поведение детей разных возрастов, посаженных перед экранами компьютеров. Оказалось, что в онлайне с группой детей можно: 1) писать проверочные; 2) рассказывать детям занятные весёлые истории (или поучительные математические сказки). Ни то, ни другое для математических онлайн-занятий с группой детей я пока применить не могу.
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #5: О лёгкости проведения онлайн-занятий с группой детей
Livrezon-технологии
Запись #4: Сфинкс. Завершение трилогии
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #4: О сложностях онлайн-занятий с группой детей
Livrezon-технологии
Запись #3: Сфинксы, улыбаемся и машем!
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #3: О работе над собой и профессиональных принципах
Livrezon-технологии
Запись #2: О неземной красоте и прочих «сфинксах»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #2: о забытом Д/З и влиянии на взрослых
Livrezon-технологии
Где Утопия? | Станислав Айзин
Livrezon-технологии
Запись #1: О переводе «Благих знамений»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #8: О том, как детям тяжело работать, но и не работать — тоже морально сложно
Livrezon-технологии
С. И. Поварнин: для чего мы читаем?
Livrezon-технологии
Запись #7: Нунчи и секреты счастья
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #7: ВОСЕМЬ второклассных способов НЕ решать задачу
Livrezon-технологии
Запись #6: Нунчи или искусство «чтения комнат»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #6: О Каштанке и счастье человеческом