Миссия Международного комитета Красного Креста (МККК)

0
Рыжачков Анатолий Александрович6/10/2020

Нобелевская лекция, 11 декабря 1963 года.

Международный комитет Красного Креста — уникальная в своем роде организация, и, думаю, мне следует немного рассказать о том, что она собой представляет и чем занимается. Это негосударственная независимая организация, состоящая только из граждан Швейцарии.

В настоящее время в Комитет кооптированы, то есть приглашены им самим, 18 новых членов. Можно сказать, что Международный комитет национален по составу и интернационален по миссии. И в этом нет противоречия.

Члены Международного комитета допускаются на территорию воюющих стран только по той причине, что они граждане маленькой страны без политических амбиций, традиционно сохраняющей нейтралитет. Поэтому правительства могут не сомневаться в их беспристрастности.

Международный комитет не обладает материальными ресурсами. У него нет оружия, и он не прибегает к дипломатическим ухищрениям. Но его кажущаяся слабость с лихвой возмещается нравственным авторитетом. Уже в течение 100 лет правительства разных стран считают деятельность Международного комитета полезной.

Они ждут от него решения задач, которые не под силу никому другому.

Они понимают, что в мире, где идет борьба эгоистичных или идеологических интересов, только одна наша организация стоит в стороне от ненависти — даже в разгар войны, и она будет действовать всегда бескорыстно, полностью независимо, с верой, что страдания, порожденные жестокой реальностью нашего времени, должны быть смягчены — без оглядки на любые предрассудки.

Практическая деятельность Международного комитета ведется в трех направлениях: помощь жертвам войны, поиск информации о пропавших людях, гуманитарная помощь странам, пострадавшим в войне.

Для выполнения первой задачи Международный комитет посылает своих представителей — тоже швейцарцев — в воюющие страны. Представители посещают лагеря для военнопленных, их цель — обеспечить гуманное отношение к находящимся в плену людям. Они осматривают камеры, изучают, чем кормят пленных, как их лечат, знакомятся с условиями их работы и быта.

Они говорят с пленными без свидетелей. Затем посылают обстоятельные доклады руководству страны, где содержатся пленные, и правительствам стран, откуда они родом.

В течение Второй мировой войны представители Международного комитета около 11 тыс. раз посещали лагеря для военнопленных.

Женевская конвенция 1949 г. наделила Международный комитет большими возможностями для оказания помощи военнопленным.

Ее резолюции распространили сферу деятельности комитета на защиту гражданских лиц, которые по разным причинам могли быть интернированы в военное время; лагеря — я имею в виду концентрационные лагеря, — в которых они могут содержаться, теперь также стали открыты для инспекции.

Для выполнения второй задачи — сбора информации о пропавших людях — Международному комитету поручили организацию Центрального агентства по розыску военнопленных и гражданских лиц.

Агентство посылало пребывающим в тревоге людям сведения об их родных — находящихся в плену или пропавших без вести. Во время последней мировой войны агентство завело около 40 млн информационных карточек.

Ежедневно 6 тыс. семей получали известия о своих близких.

Теперь агентство работает постоянно.

Более того, в ведении комитета находится Международное розыскное бюро в Арользене (Федеративная Республика Германия). Его основная деятельность — добывать информацию о лицах, сгинувших в концентрационных лагерях, а также выписывать свидетельства о пребывании в заключении тем, кто выжил. Для такой огромной работы требуется более 250 сотрудников.

Третье направление деятельности комитета — оказание материальной помощи.

Во время Второй мировой войны по инициативе комитета в лагеря на территории Германии, где находились военнопленные из союзных войск, было отправлено продуктов, одежды, медикаментов и книг на сумму около 3 млрд швейцарских франков. Чтобы переправить все это через фронт, Международному комитету пришлось снарядить флот из 14 судов под флагом Красного Креста.

После войны эта деятельность продолжалась. Вот только два примера: оказание гуманитарной помощи венгерскому народу во время восстания 1956 г. и основание в наши дни в центре Аравийской пустыни полевого госпиталя для помощи жертвам жестокой гражданской войны в Йемене.

Но у Международного комитета есть и задачи общего порядка.

Прежде всего, хранить идеалы Красного Креста. Нужно следить, чтобы в мире сохранялось уважение к гуманитарным принципам: независимости, нейтралитету, отсутствию дискриминации — принципам, лежащим в основе нашего всемирного движения.

Наша задача первостепенной важности — работа над совершенствованием международного гуманитарного закона, который защищал бы человека во время войны.

Еще в 1864 г. Международный комитет убедил правительства принять первую Женевскую конвенцию, посвященную — как гласит само ее название — «улучшению положения больных и раненых в воюющих странах».

Эту конвенцию расширили в 1929 г., когда была ратифицирована Конвенция о военнопленных, положительно сказавшаяся на миллионах пленных во Вторую мировую войну. Чтобы подчеркнуть ее полезность, скажу: там, где она действовала, смертность не превышала 10%!

А в концентрационных лагерях для гражданских лиц — куда представителей комитета никогда не допускали, несмотря на постоянные обращения к Гитлеру, — смертность достигала 90%!

Вот почему так важно пересматривать и расширять сферу действия конвенций. Дело было продолжено в 1949 г., когда приняли две новые резолюции.

Первая распространяла гуманитарную защиту на жертв морских конфликтов, вторая — ее значение трудно переоценить — на гражданских лиц. Ведь несмотря на все усилия Международного комитета, к началу Второй мировой войны не было принято ни одной полноценной, отвечающей требованиям того времени резолюции по защите мирного населения. Поэтому в некоторых странах гражданское население подвергалось депортации и даже истреблению!

Теперь трагическая ошибка исправлена. Гражданское население получило правовой статус и гарантии, которых до тех пор было лишено. Теперь с гражданскими людьми должны были обращаться по крайней мере не хуже, чем с военнопленными.

И что еще более важно — в этой четвертой конвенции так же, как и в трех предыдущих, есть одна общая статья, являющаяся революционной в международном законе.

Это третья статья.

Она дает определенные гарантии участникам гражданских войн. Запрещает брать заложников и вершить скорую расправу без законного суда. Устанавливает человеческие нормы содержания в лагерях для интернированных и право на защиту Международного комитета.

Статья третья дает возможность Международному комитету вмешиваться в ход гражданских войн, которые за последние 15 лет произвели огромные разрушения в самых разных странах. Здесь я прежде всего имею в виду бывшую Британскую Индию с тех пор, как она разделилась на две большие страны: Индию и Пакистан. То же самое происходило в Латинской Америке, Алжире, Вьетнаме, Лаосе и — совсем недавно — в Конго.

Новые Женевские соглашения были вскоре подписаны и ратифицированы почти всеми, а точнее, 98 странами. Международный комитет составил подробные комментарии к этим соглашениям.

Кроме того, Международный комитет обязался обеспечить их распространение: ведь с этими материалами должен ознакомиться каждый, кому, быть может, придется воспользоваться ими.

Здесь, в Осло, два года назад я уже разъяснял, какова миссия Международного комитета в гражданских войнах, и сейчас не стану подробно на этом останавливаться. Однако хотелось бы привести один пример.

В знойных Аравийских песках и в Йемене свирепствует гражданская война.

Это единственные районы в мире, куда еще не проник Красный Крест и где не знают о Женевских конвенциях. И все же мало-помалу положение меняется.

Знакомство с неизученной территорией, смею вас заверить, занятие весьма волнующее. А тут еще вожди двух противоборствующих сторон решили покончить с обычной практикой тех мест — массовым убийством побежденных.

А теперь другой пример. Один шейх столкнулся в пустыне лицом к лицу с вражеским офицером. В схватке оба были ранены, но шейх, пострадавший меньше, перевязал раны противника. Он склонился над человеком, который только что пытался его убить, и оказал ему помощь. Потом он привез пленника к своему племени. Однако семья и друзья по оружию стали его оскорблять, вынуждая убить врага. «Докажи, что ты мужчина!» — кричала его мать. Но шейх был непреклонен и передал пленника королю. Так эта жизнь — и сотни других жизней — были спасены, и флаг Красного Креста взвился над таинственными просторами Аравии.

Мне хотелось бы также остановиться на вмешательстве ООН в гражданские войны — не только в Йемене, но и на границах Израиля или, например, в Конго.

Можно предположить, что войскам ООН все чаще придется играть роль миротворцев — сохранять или восстанавливать порядок, — и для этой цели их могут посылать в самые горячие точки мира.

Однако ООН не подписывала Женевские конвенции.

Уже в 1956 г., сразу же после Суэцкого кризиса, Международный комитет высказал господину Хаммаршельду — к сожалению, ныне покойному — свою озабоченность по этому поводу. К этому вопросу вернулись еще раз в 1960 г., когда войска ООН находились в Конго. Каждый раз Комитет получал заверения в том, что ООН намеревается изучить гуманные принципы — употреблялось именно такое выражение — Женевских конвенций. Но инцидент, приведший к трагической гибели трех сотрудников Красного Креста, в том числе представителя Международного комитета, доказывает, что проблема далека от разрешения.

Эта проблема была вновь затронута на конгрессе в честь столетней годовщины существования Международного Красного Креста, который прошел этим летом в Женеве. Конгресс принял единогласно резолюцию, из которой я зачитаю вам основные пункты: «Совет делегатов Международного Красного Креста рекомендует ООН сделать официальное заявление, что Женевские конвенции соблюдаются силами особого назначения ООН...

Правительствам стран, поставляющих контингенты для ООН, следует серьезным образом инструктировать войска перед отправкой в горячие точки, знакомить их с Женевскими конвенциями...»

Международный комитет надеется, что этот важный вопрос будет благополучно урегулирован благодаря доброй воле всех заинтересованных сторон.

Женевские конвенции не исчерпывают море человеческих страданий. Во всех четырех Женевских конвенциях присутствует третья статья, защищающая жертв гражданских войн. Однако эта статья применима только в случае вооруженного конфликта, а правительства часто отрицают существование таких конфликтов на своих территориях.

Поэтому Международный комитет стремится расширить рамки гуманитарного закона. Ближайшая его цель — помочь людям, попавшим в заключение в результате внутренних конфликтов.

Здесь у Международного комитета появляются трудности.

Неминуемо возникают проблемы вмешательства во внутренние дела государства, нарушения национального суверенитета или препятствования высшим государственным интересам.

В наше время с гражданским населением подчас обращаются хуже, чем с вражескими солдатами, взятыми в плен с оружием в руках. Так что гуманитарный закон может использоваться и во внутренних делах отдельных государств.

Комитет обратился к известным экспертам-между-народникам, и те подтвердили законность вмешательства Красного Креста в таких случаях. Они ознакомили нас с определением гуманного обращения с заключенными. Беря его за основу, Комитет смог оказать помощь потерпевшим во время волнений и беспорядков в некоторых странах американского, африканского и азиатского континентов. Так закон и факты, теория и практика оказывают поддержку друг другу и помогают работе Красного Креста.

Но есть еще более важная проблема: опасность «тотальной» войны. Тенденция к ней намечается, и не только намечается, но и нарастает, чему способствует развитие авиации и взрывчатых веществ — от напалма до водородной бомбы, несущей гибель человеческой цивилизации.

Правила ведения войны в воздухе, разработанные и утвержденные Гаагской конвенцией в 1907 г., устарели и были погребены под руинами уже во время первого воздушного налета в 1911 г.

Однако правительства, несмотря на угрозу, которую несет с собой развитие ядерной физики, ничего не предпринимают для того, чтобы пересмотреть эти правила.

Международный комитет обязан что-то делать. Он исходит из того, что массированные налеты и бомбежки городов во время Второй мировой войны не достигали цели с военной точки зрения. В перенесших бомбежки промышленных районах заводы продолжали работать и даже наращивали производство. Если правительства не признают, что тотальная, беспорядочная война преступна, то, возможно, хотя бы примут к сведению тот аргумент, что такая тактика из рук вон плоха.

У Международного комитета есть идея, которая, может быть, явится ключом к решению этой проблемы. Не надо сосредотачивать усилия на требовании запрещения какого-либо определенного оружия, вроде атомной бомбы: ведь правительства оставляют такие требования без внимания, и в любом случае этого недостаточно. Что нужно — так это противостоять формам ведения войны.

На самом деле бомбежка Гамбурга унесла не меньше жизней, чем бомбежка Хиросимы.

Стоит запретить один вид оружия, как тут же изобретают другой, еще более страшный. Во французской деревне Орадур, где все жители заживо сгорели в церкви, оружием явилась обычная коробка спичек!

Необходимо установить правило: какое бы ни использовалось оружие, гражданское население не должно при этом страдать или просто подвергаться большому риску ради достижения военных целей.

С помощью экспертов Международный комитет подготовил предложения, которые были в целом одобрены на последней конференции Международного Красного Креста в 1957 г.

Эти предложения были переданы правительствам.

Но, увы, ответом было молчание! Возможно, еще не пришло время. Однако Красный Крест никогда не теряет надежды. Если перед ним закрывают одну дверь, он ищет другие.

Мы не оставим нашу цель — защитить мирное население.

Осенью 1962 г. к Международному комитету обратились с просьбой о помощи, выходящей за пределы его обычной деятельности. Это было во время Карибского кризиса. Как вы помните, мир тогда находился на краю гибели.

Война могла разразиться с минуты на минуту одним нажатием «ядерной кнопки», и тогда термоядерные ракеты с дистанционным управлением причинили бы колоссальные разрушения и повлекли массовую гибель людей.

Осознавая эту чудовищную возможность, ООН обратилась к Международному комитету как к единственной организации, которой, возможно, удастся сохранить мир.

Комитет попросили организовать систему контроля над кораблями, идущими на Кубу, чтобы удостовериться с помощью 30 инспекторов, что на Кубу не транспортируют дальнобойное атомное оружие.

Международный комитет не мог уклониться от столь важного поручения.

Ведь в 1961 г., когда Красный Крест сформулировал «принципы Красного Креста» и тем самым определил круг своих основных задач, среди них оказались и такие: способствовать взаимопониманию, дружбе, сотрудничеству и прочному миру между народами.

Никто не хотел, чтобы этот принцип был пустым звуком.

Словом, случилось так, что в напряженное время Карибского кризиса к Международному комитету обратились с просьбой выполнить задачу, которая, возможно, была под силу только ему, — сохранить мир.

По меньшей мере в течение двух дней были все основания опасаться самого худшего — того, что конфликт при складывающихся обстоятельствах вскоре перерастет в атомную войну, которая неизбежно унесет миллионы жизней, причинит человечеству невыразимые страдания и оставит после себя страшные разрушения.

Работа Красного Креста в этом случае могла просто стать невозможной.

Международный комитет не нарушил условий, которые диктовали ему опыт работы и принцип нейтралитета. Прежде всего требовалось получить согласие на участие комитета у трех заинтересованных сторон — Соединенных Штатов, Советского Союза и Кубы. И такое согласие было получено.

После этого Международный комитет делегировал своего представителя в ООН. Этот представитель обсудил с Генеральным секретарем возможные действия Международного комитета: среди прочего рассматривалась реальная угроза возникновения атомной войны и помощь, которую мог бы оказать Комитет, не нарушая принципов Красного Креста.

Карибский кризис был разрешен без вмешательства Международного комитета. Но стремление Комитета к сотрудничеству во имя мира способствовало улучшению международной обстановки.

Помогая сохранять мир, Комитет оставался верен своей миссии.

Каждой организации, каждой личности следует вносить посильную лепту в борьбу за мир. Действия Красного Креста сводятся к тому, что он делает войну менее бесчеловечной, спасая подчас ее жертв прямо на поле боя. Однако при существующем положении вещей было бы обманом говорить, что Красный Крест может покончить с этим бедствием, — он только старается смягчить приносимое войной зло.

Оказав содействие подписанию первой Женевской конвенции, Красный Крест нанес войне один из первых серьезных ударов. В августе 1864 г. государства пожертвовали малой толикой суверенитета ради блага человечества. Эта цена была заплачена за то, чтобы пробить брешь в застарелой ненависти людей друг к другу. Война уступила место закону.

Первая Женевская конвенция, революционная для своего времени, заложила основы гуманитарного закона, цель которого — защита жертв войны. За 100 лет смертность среди раненных на поле боя снизилась с 60 % до двух. Эти цифры говорят лучше любых слов.

Заданный Женевской конвенцией импульс отразился в положениях Гаагской конвенции, оказавшей влияние на ведение военных действий и ограничившей применение определенных видов оружия.

Красный Крест способствует пониманию между народами, пробуждает чувство братства и общей ответственности за благо всего человечества. Красный Крест знает лучше, чем кто-либо, о ранах, которые наносит война, ибо он их исцеляет. Красный Крест открывает людям страшные стороны войны и старается отвратить их от желания воевать.

Достижения Красного Креста имеют символическое значение, они — образец для подражания. В разгар битвы его победа достигается мирными средствами.

Когда война создает трагический разлом между нациями, Красный Крест остается последним связующим звеном. Его борьба со злом и страданиями — прямой укор тем, кто их порождает. Красный Крест выступает с пламенным призывом ко всем — защищать мир.

Нобелевская премия. Мир.— М.: Физматлит; Наука / Интерпериодика, 2009. — («Нобелевские лекции — 100 лет», авт. проекта В. С. Лобанков). — [Том 4] : 1963—1975. — С. 13-24.
Следующая статья
Гуманитарные науки
Этапы развития общественных движений на Западе в XX в.
На Западе развитие общественных движений прошло, судя по научным трудам социологов, три стадии развития. На наш взгляд, сейчас — четвертый. Первый этап начался сразу после второй мировой войны и продолжался до середины 60-х годов. Считалось, что это были стихийные, неорганизованные, не формулировавшие точно цели и задачи движения. Это были ценностно ориентированные движения, в центре внимания исследователей находилось коммунистическое и фашистское (националистическое) движения. Они были ориентированы на изменение социального устройства и ценностных установок общества, т.е. радикальные изменени...
Гуманитарные науки
Этапы развития общественных движений на Западе в XX в.
Гуманитарные науки
Откуда появились скинхеды?
Гуманитарные науки
Общее и особенное в развитии русского и западного феминизма
Гуманитарные науки
Адаптация мигрантов на примере Германии и Ирана
Livrezon-технологии
Где Утопия? | Станислав Айзин
Гуманитарные науки
Порядок избрания нового Папы в Ватикане
Гуманитарные науки
Система социального рейтинга в Китае
Гуманитарные науки
4 типа ложных умозаключений по Джону Стюарту Миллю
Гуманитарные науки
Экологические движения, охрана природы и партии «зеленых» — что дальше?
Гуманитарные науки
Белые студенты и движение за гражданские права в США
Гуманитарные науки
Уважительное «ВЫ» в английском языке
Гуманитарные науки
ЮНИСЕФ получает Нобелевскую премию мира — 1965 год
Гуманитарные науки
История Европейского союза: речь У. Черчилля «Трагедия Европы»
Гуманитарные науки
Лауреаты Нобелевской премии мира: Джейн Аддамс
Гуманитарные науки
Цифровой муниципалитет: местное самоуправление в интернете
Гуманитарные науки
Как устранить религиозные различия в масштабе страны?