Как продлить себе жизнь?

0
Рыжачков Анатолий Александрович12/5/2019

Пожалуй, ни в одной другой области медицины нет такого количества назидательных советов, известных каждому обывателю и не доказанных строго научно, объективно, как в геронтологии. Советы о том, как прожить подольше, стали уже прописными истинами, но вера в них, интерес к ним, к сожалению, появляются в большинстве случаев тогда, когда ими бывает уже трудно воспользоваться.

Образ жизни — это широкая сфера общения организма с окружающей средой, весь комплекс влияния средовых факторов на течение биологических процессов. Для человека образ жизни — его разумная деятельность, поведение и эмоции, труд и отдых, питание и климатические воздействия.

Еще И. И. Мечников подчеркивал необходимость определенного жизненного уклада, образа жизни, как он говорил, «ортобиоза» для достижения долголетия. Он писал: «Теория ортобиоза проповедует ценность нормальной жизни и советует делать все, что может вести к ней... Теперь только намечаются правила, которым должно следовать для достижения этого идеала. Для полной разработки их необходима дальнейшая научная деятельность, которой нужно дать самый широкий простор... Ортобиоз требует трудолюбивой, здоровой, умеренной жизни, чуждой всякой роскоши и излишеств. Нужно поэтому изменить существующие нравы и устранить крайность богатства и бедности, от которых теперь проистекает так много страданий».

Проблема «Образ жизни и старение» — проблема социальная и биологическая. Она включает в себя немало важнейших социально-гигиенических, экономических, демографических вопросов. Здесь будут разобраны только некоторые ее общебиологические аспекты.

В проблеме «Образ жизни и старение» исследователи часто придерживаются двух крайне противоположных взглядов: полное отрицание роли факторов среды — все определяется наследственной программой развития или же сведение всей сложности и последовательности старения к общению организма со средой, к образу жизни.

Уже не раз писалось о том, что видовая продолжительность жизни укладывается в определенные временные границы. Никто не знает крыс, живущих по 50— 60 лет; собак, доживших до века; людей, проживших до 200 лет, и т. д. Эта видовая предопределенность, бесспорно, сама по себе свидетельствует о генетической запрограммированности продолжительности жизни. Образ жизни отдельных индивидуумов внутри вида может значительно различаться. Теоретически можно предполагать, что среди многих миллиардов людей, живших на Земле, встречались люди, образ жизни, условия среды обитания которых были предельно оптимальны. Однако нам не известно, чтобы они достигали исключительного, вневидового долголетия.

Вместе с тем в пределах видового диапазона продолжительность жизни отдельных индивидуумов разнообразна. Следовательно, видовая программа при всей жесткости, предопределенности имеет «свободу» индивидуальной реализации, возможный диапазон колебаний, на который может оказывать влияние и образ жизни.

Признавая эти положения об общевидовой программе развития и индивидуальном ее преломлении, теоретически правильно поставить два вопроса: образ жизни и общевидовая продолжительность жизни; образ жизни и индивидуальная продолжительность жизни. Обычно обсуждается только второй вопрос, хотя общебиологическое понимание проблемы должно основываться на их комплексном решении.

Можно утверждать, что факторы среды, приспособление к ним, образ жизни были одним из ведущих механизмов, определявших в эволюции различную видовую продолжительность жизни. В ходе эволюции во взаимосвязи со средой определяются, устанавливаются определенный ритм, последовательность работы генетического аппарата, особенности его регулирования, а ведь именно они определяют темп и характер развертывания старения организма.

Сложна проблема взаимоотношения образа жизни и продолжительности жизни каждого отдельного индивидуума. Существует широко известная формула: генотип ассигнует, фенотип реализует. Иными словами, каждому из нас генетически запрограммировано определенное количество лет. Однако использование этих ассигнований, возможная продолжительность жизнп будут зависеть от того, как реализуются эти биологические возможности, от средовых факторов, от образа жизни. Более того, биологические возможности организма нельзя рассматривать как неизменный фонд, недвижимый капитал, переданный нам по наследству. Они тренируемы, умножаемы, контролируемы в ходе жизни, и это зависит от всей системы, уклада, образа жизни человека. Оптимальный образ жизни — путь максимального использования биологических возможностей, достижения максимальной продолжительности жизни при данных условиях развития генетической программы.

Возможность сокращения продолжительности жизни при действии неблагоприятных средовых факторов признается сейчас всеми. По мнению многих, важно не укорачивать жизнь и дать возможность реализоваться генетической программе. Отсюда известный афоризм: «Главное умение продлить жизнь — это не укорачивать ее».

Сейчас мы располагаем немалым количеством данных о влиянии разных средовых факторов на продолжительность жизни, о возможности удлинения сроков жизни. На различных видах животных показано, что изменение температуры среды может удлинить продолжительность жизни. Так, цикл развития дрозофил при температуре 10° равен 177,5 дня, при 15° — 123,9 дня, при 20° — 54,3 дня, при 30° — только 15,2 дня. Некоторые представители одного и того же вида рыб в северных морях живут дольше, чем в южных. Майский жук на севере Европы живет 5 лет, а на юге — 2,5—3 года. Мыши п крысы с экспериментально вызванным снижением температуры живут дольше контрольных животных, находящихся в обычных условиях. Сейчас получены интересные данные о влиянии снижения температуры тела, достигнутого воздействия на центральные механизмы теплорегуляции, на продолжительность жизни. Теоретические предпосылки всех этих воздействий следующие: при снижении температуры тела замедляется темп, интенсивность обменных процессов, а это замедлит и темп старения организма. Важно доказать, что снижение температуры тела, увеличивающее продолжительность жизни, само по себе позволит осуществлять нормальную деятельность организма и всех его систем. Ионизирующее облучение резко укорачивает продолжительность жизни. Хроническое облучение было предложено даже для моделирования старения. Вместе с тем появились достоверные факты, что малые дозы облучения увеличивают продолжительность жизни животных.

Сокращение продолжительности жизни отмечено при гиподинамии, ограничении движения. По данным И. В. Муравова и В. А. Боера, крысы, находящиеся в состоянии гиподинамии, живут на 6—8 месяцев меньше контрольных животных. Вместе с тем оптимальная двигательная активность увеличивает, по некоторым данным, сроки жизни животных. Ограниченный в движениях кролик живет 5—6 лет, а подвижный заяц — 8—10 лет.

И. А. Аршавский сформулировал «правило скелетных мышц», объясняющее многие механизмы влияния мышечной деятельности на становление ряда важных сторон обмена и функции в онтогенезе. По данным И. А. Аршавского, систематические мышечные тренировки преобразуют деятельность многих систем у кроликов и приближают ее к «заячьей» продолжительности жизни.

И наконец, влияние стресса. Полное ограждение животных от стрессовых ситуаций, так же как и слишком частые и значительные стрессы, укорачивает продолжительность жизни.

Все эти разрозненные примеры приведены для того, чтобы показать, как самые различные средовые факторы могут не только укорачивать, но и увеличивать срок жизни.

Оценивая воздействие всех нарушений образа жизни, укорачивающих продолжительность жизни, необходимо учитывать, что они могут воздействовать на сроки жизни, вовсе не влияя на первичные механизмы старения. Не все то, что укорачивает продолжительность жизни, влияет прямо на развертывание биологического процесса старения. Этот примитивный взгляд: «продолжительность жизни — всегда мера темпа старения» — далек от истинного хода биологических событий.

Вызывает удивление, как много воздействий укорачивает жизнь и как мало — ее удлиняет. Это объясняется тем, что эволюция прочно закрепила оптимальные возможности организма. При данном типе течение жизненных процессов у животных определенного вида легче нарушить, чем оптимизировать. Кроме того, нарушив, можно повредить одно какое-либо звено, для совершенствования нужны изменения в разных звеньях сложных механизмов саморегуляции.

Не вызывает сомнения то, что оптимальный образ жизни способен увеличить срок жизни, раньше всего устраняя факторы, укорачивающие ее сроки, способствующие развитию заболеваний стареющего организма (факторы риска). Это первая линия положительной взаимосвязи образа жизни и продолжительности жизни.

Вторая линия. Образ жизни может не только устранять пагубные воздействия на организм, но и тренировать, совершенствовать приспособительные механизмы, возникающие в ходе старения, увеличивающие устойчивость организма к факторам риска, т. е. удлинять индивидуальные сроки жизни. Эта вторая линия, очевидно, один из наиболее надежных, совершенных путей профилактики основных заболеваний человека.

Для человека образ жизни — это не только движение, питание, климат и т. д., но и вся сфера психического, эмоционального общения со средой. Постоянная неудовлетворенность, ущербность, чувство неполноценности, эмоциональные потрясения и срывы, перенапряжение умственной деятельности и многое другое не создают предпосылок для длительной жизни. Вот почему взаимоотношения людей в обществе, истинный гуманизм, отказ от предубежденности — важнейший фактор среды для каждого и всех нас, вместе взятых. В свете современных представлений о центральной нервной регуляции основных систем организма становятся ясными конкретные пути влияния всех этих состояний на обмен и функцию организма, на развитие патологии. И вместе с тем оптимизм, жизнедеятельность, «ортобиоз», по И. И. Мечникову, достигаются не покоем, не уходом от психических, эмоциональных встрясок, ограждением от происходящих событий, безучастным отношением к окружающим и т. д., а активностью, высоким уровнем работоспособности, страстным отношением к происходящему, многогранностью общения с миром, заложенной в самой основе биологического существа человека. Говорят, что ни одни бездельник не дожил до старости. Мы знаем тысячи примеров сохранения высокого творческого потенциала до глубокой старости у людей, напряженно и увлеченно трудившихся всю жизнь и получавших от этого истинное удовлетворение.

Гиподинамия — ограничение движений пагубно влияет на человека. Столь же пагубно влияет «гиподинамия» чувств и интеллекта, обкрадывая человека и делая его по сути дела стариком задолго до наступления старости. Отчужденность и замкнутость, равнодушие и безразличие — не спутники возраста, а черты характера. Дело ведь не только в том, сколько прожить, но и как прожить. Сейчас часто говорят о бегстве от старости. Некоторые пожилые женщины стараются подражать молодым девушкам в манере одеваться. Главное не в этом, а во внутреннем содержании, духовном облике, в стремлениях и планах в любом возрасте, поддерживающих высокий жизненный тонус. У И. С. Аксакова есть слова, точно выражающие оптимальное, должное отношение человека к своему образу жизни: «Пошли мне бури и ненастья, даруй мучительные дни, но от преступного бесстрастья и от покоя сохрани!»

В широком и общечеловеческом понимании образ жизни должен соответствовать смыслу жизни. В любом возрасте человек вновь и вновь задумывается над смыслом жизни. В юности это радостней и романтичней, ибо все еще впереди, и будущее, в отличие от прошлого, можно представить себе каким угодно. В зрелом и пожилом возрасте отношение к смыслу жизни соизмеряется с уже прожитым, сделанным.

Л. Н. Толстой в 50 лет написал «Исповедь» — рассказ разочарованного в жизни человека. Однако уже через 10 лет он находит глубокий смысл своего существования в том, что потом было названо «толстовством».

Многие герои А. П. Чехова — прекраснодушные и всепонимающие, своеобразная эволюция «лишнего человека» начала XIX в., ясно сознавали возвышенное призвание человека, однако часто оставались пассивными в борьбе со злом. Этот разрыв между пониманием происходящего и пассивным к нему отношением приносит чувство неудовлетворенности прожитой жизнью.

Интересы и стремления, привязанности и желания, способности и возможности людей неодинаковы, и они существенно изменяются с возрастом. Все это рождает различное понимание своего призвания, смысла жизни. Быть может, это во многом создает многообразие и сочность жизни общества.

Однако есть, очевидно, определенные критерии, позволяющие осмыслить прожитое и планировать будущее. Они основываются на том, что отдается людям. Без этого невозможен был бы прогресс общества, и мы бы остались на уровне далеких наших предков. Основной смысл человеческого существования — слияние стремления каждого к самовыражению, к внутренней удовлетворенности с потребностями всего общества. Все это коротко и емко 'выразил Дронов в пьесе Б. Алёшина «Все остается людям!».

ДВИГАТЕЛЬНЫЙ РЕЖИМ И СТАРЕНИЕ

Движение — важнейший атрибут жизни, нет более физиологического метода стимуляции различных систем организма человека, чем мышечная деятельность. В ходе мышечной деятельности возникает напряжение всех систем организма, кислородное голодание, и это постоянно и повторно тренирует, совершенствует механизмы регуляции, направленные на восстановление уровня деятельности организма. Влияния мышечной деятельности настолько глубоки, что они изменяют активность генетического аппарата, биосинтеза белка. Достаточно вспомнить, что напряженная деятельность приводит к увеличению массы, объема отдельных мышечных волокон и всей мышцы в целом.

Многое изменилось в нашем мире. Достижения науки и техники, научно-техническая революция облегчили труд человека. Человек в наши дни выполняет гигантскую работу, не затрачивая на это значительных физических усилий. Подсчитано, что если физические усилия, затраченные в труде в начале века, принять за 100%, то сейчас они равны 5%. Да и современная цивилизация обрекает человека на относительную неподвижность. Говорят, что современный человек это «деятельный бездельник». Деятельный, так как он вершит большие дела, бездельник, потому что при этом не затрачивает больших количеств энергии.

Итак, прогресс современных средств производства, цивилизация принесли гиподинамию. Пагубное влияние ее настолько существенно и очевидно, что пишут и о гипо-динамической болезни. Глубокое понимание биологической сущности жизни делает попятной необходимость преодоления, активного и специального, этого состояния отсутствия мышечных усилий — гиподинамии.

Сейчас существует немало клинико-физиологических и экспериментальных работ по гиподинамии. Результаты их во многом поучительны. Здоровый молодой человек, находившийся в постели 2—3 недели, довольно трудно в первые дни после этого приспосабливается к обычному режиму жизни. Переход его в вертикальное положение сопровождается значительным падением артериального давления, сердечного выброса, головокружением, недлительным нарушением координации движений, падением мышечной работоспособности. Еще более тяжко, как показали Д. Ф. Чеботарев и О. В. Коркушко, переносят ограничение движений пожилые и старые люди. Подобные расстройства у них возникают при более краткой гиподинамии. Вот почему современный врач нередко серьезно задумывается, перед тем как рекомендовать пожилому человеку длительный постельный режим.

У животных, находившихся в состоянии гиподинамии, найдены существенные изменения на всех уровнях жизнедеятельности организма: нарушение кровоснабжения сердца и мозга, кровоизлияния, очаговые деструкции и кислородное голодание в этих органах. В нашем коллективе было показано, что при гиподинамии снижается интенсивность окислительных процессов в сердце и скелетных мышцах, падает интенсивность обновления богатых энергией соединений (содержание их не уменьшается, но они не включаются в обменные циклы), изменяется нейрогуморальная регуляция органов и тканей (ослабляются нервные влияния и растет чувствительность к гуморальным факторам).

Исследователи отмечают сходство многих проявлений гиподинамии и старения организма. Существует и крайний, ортодоксальный взгляд: многие проявления старения определяются гиподинамией. В этом сложном взаимодействии путают причину и следствие. Возрастные изменения в центральной нервной системе, в нервно-мышечном аппарате ограничивают двигательную сферу человека. Старение неизбежно ведет к ограничению движений, в какой-то степени гиподинамии, а возникающая в ходе старения гиподинамия ухудшает состояние организма.

Механизм влияния гиподинамии на организм сложен. Ограничение движения приводит к ослаблению интенсивности восстановительных процессов, не стимулируемых напряженной деятельностью, к ограничению поступления большого потока импульсации с рецепторов мышц, к перестройке нейрогормональных воздействий и т. д. Отсюда изменение возбудимости нервных центров, снижение интенсивности процессов генерации энергии в клетке, падение обновления белка и др. Все это в конечном итоге ограничивает приспособительные возможности организма. Вот почему в гиподинамичном организме чаще возникают и тяжелее протекают многие патологические процессы.

Итак, ограничение движения различными путями укорачивает продолжительность жизни организма. В пожилом и старческом возрасте гиподинамия становится особенно губительной. Возникает порочный круг: старение ограничивает диапазон движений человека, а возрастная гиподинамия усугубляет нарушения в старческом организме. Все это обосновывает важнейшие рекомендации в рациональном построении образа жизни человека: активный двигательный режим, профилактику гиподинамии, пути к увеличению продолжительности жизни за счет предупреждения многих факторов, укорачивающих ее.

Исследователи прямо пытались установить влияние активного двигательного режима на долголетие. Есть немало клинико-физиологических наблюдений о высокой двигательной активности долгожителей. Существуют прямые экспериментальные данные о том, что система мышечной тренировки, дозированные физические нагрузки ослабляют тяжесть моделируемого у животных атеросклероза, коронарной недостаточности, артериальной гипертонии. Вместе с тем почти нет прямых доказательств влияния систематических мышечных усилий на старение, на продолжительность жизни. Вызывает удивление, что влияние мышечной деятельности на организм изучается в наши дни сотнями коллективов, а важнейшая сторона проблемы — движение и продолжительность жизни — не привлекла еще должного внимания.

В экспериментах на животных прямо показано, что перегрузки, физические перенапряжения укорачивают продолжительность жизни. Известно, что и у человека изнурительный физический труд приводит к раннему изнашиванию организма.

Итак, оптимум физических нагрузок, компенсация недостатка, дефицита движения, созданного особенностями труда, образа жизни,— важнейшие условия долголетия. Необходимо оптимальное соотношение того, что приобретается и используется в ходе мышечной деятельности. Мышечная деятельность — важнейшее средство тренировки от гипоксии — кислородного голодания. Стоит тратить сотни часов в жизни для того, чтобы пережить несколько минут, когда из-за нарушения кровоснабжения, из-за кислородного голодания человеку угрожает инфаркт или инсульт. Мышечная деятельность, как естественное средство физиологической стимуляции, поддерживает, совершенствует десятки приспособительных механизмов на разных уровнях жизнедеятельности. Адаптация к гипоксии — важнейший механизм влияния мышечной деятельности на сроки жизни организма.

Важно, что биологические возможности человека еще значительны в пожилом возрасте. Работы И. В. Муравова показали, что определенной системой тренировок можно оптимизировать функцию дыхания, кровообращения, мышечную работоспособность у людей пожилого возраста. Мышечная деятельность, оптимальные нагрузки сглаживают многие возрастные особенности. Как показали в нашей лаборатории В. П. Замостин и Л. Л. Гривина (рис. 33), после мышечной нагрузки нивелируются некоторые возрастные различия в нервно-мышечном аппарате. Регуляция сосудов конечностей, ферментативная активность основного сократительного белка — миозина становятся у животных разного возраста одинаковыми.

 

Тренировка и хроническое истощение — вот два состояния, которые должны регламентировать все наши рекомендации. Оптимальный режим должен тренировать, предупреждать возможность развития хронического истощения. Работами школы Г. В. Фольборта было показано, что тренировка возникает, когда очередная нагрузка выполняется вслед за достижением восстановления после предыдущей работы; хроническое истощение — когда очередная нагрузка выполняется до того, как восстановление достигло должного уровня. У пожилых и старых людей восстановительные процессы текут медленнее, вот почему и ритм тренировки должен быть иной. Без напряженной деятельности, без утомления невозможна стимуляция восстановительных процессов. Все это биологически обосновывает необходимость профилактического использования средства, данного нам эволюцией,— активного двигательного режима. Гиподинамия — это конфликт между биологической сущностью человека и созданными им самим условиями существования. Биологическая потребность должна сознательно, планомерно, постоянно удовлетворяться, должна быть неотъемлемым элементом образа жизни человека. На этом пути оправдано все, что тренирует, совершенствует наши возможности: и бег, и ходьба, и группы здоровья и т. д. В то же время, чем человек старше, тем бдительнее должен он относиться к нагрузке, помня, 4fo «оптимум» у него иной, что границы между тренировкой и хроническим истощением, совершенствованием и срывом регуляции у него сближаются. Необходимо не максимальное использование биологических возможностей в обыденной жизни, а их совершенствование, создание потенциальных фондов для будущего. Важно не только действительное, а возможное. Вот почему и предельные напряжения вовсе не обязательно окупятся в будущем в виде резервов, фондов, надежности, биологической способности организма. Оптимум при любой деятельности — это стимуляция приспособительных возможностей, а не их полное текущее использование.

ПИТАНИЕ И СТАРЕНИЕ

Питание является универсальной формой общения всего живого со средой. Питание — это не просто потребление пищи, а сложнейший биологический процесс, начинающийся поведенческими реакциями, направленными на розыск пищи, и заканчивающийся превращением ее в пищеварительном тракте и включением в обмен веществ в клетке.

Питание — важнейший путь химического управления жизненными процессами. Вот почему так важно знать, как влияет питание на развитие возрастных изменений. Они могут и должны стать основой использования питания для пролонгирования жизни.

А. Н. Тимченко проанализировал соотношения между количеством белка, потребляемого животными разных видов, и продолжительностью их жизни. Оказалось, что чем больше животные потребляют белка на единицу веса тела, тем меньше видовая продолжительность жизни. Корреляционные отношения между этими величинами оказались высокими (К = 0,8-т-0,9). Подобная корреляция установлена между общей калорийностью пищи и видовыми сроками жизни.

Все сказанное вовсе не значит, что потребление пищи, в частности белка, определяет продолжительность жизни. Потребление белка зависит от интенсивности, от особенностей обмена белка в организме. Предполагается, что есть связь между видовой продолжительностью жизни и интенсивностью обмена белка.

Этот пример подчеркивает существование фундаментальной связи между особенностями жизнедеятельности организма и питанием.

Большой экспериментальный и клинико-физиологический материал убеждает: изменением питания можно укоротить или удлинить жизнь. Одним из наиболее достоверных выводов всей проблемы, объективно доказанных, можно считать следующий: переедание, ожирение укорачивают продолжительность жизни, а ограниченное, сдерживающее рост питание — удлиняет. Сейчас описывается немало средств, влияющих на продолжительность жизни. Однако наиболее достоверно, закономерно воспроизводит это влияние ограничение питания — количественно недостаточное, качественно полноценное. Связь между питанием и старением имеет общебиологическое значение, ибо ее удалось проследить на разных видах — на позвоночных и беспозвоночных животных. Работы эти были начаты в 1934 г. американским исследователем К. Мак Кэйем и сотрудниками и получили подтверждение во многих лабораториях мира. Данные этих исследований будут проанализированы в специальной главе. Укажем только, что продолжительность жизни крыс, находящихся на сдерживающем рост питании, увеличивается, по данным различных исследователей, на 25—35%.

Статистические данные свидетельствуют, что длительное переедание, ожирение укорачивают продолжительность жизни. По данным В. Риса, люди, страдающие ожирением, живут в среднем на 6—8 лет меньше людей с обычным весом. Экспериментально показано, что крысы с алиментарным ожирением живут меньше обычных животных. Так, по данным австралийского ученого А. Эверитта (1972), продолжительность жизни крыс с ожирением в среднем 323 дня, т. е. в 2 раза короче жизни нормальной продолжительности.

Систематическое переедание вызывает перенапряжение ряда обменных циклов, функции клеток, и это особенно существенно в старости, когда потенциальные возможности систем ограниченны. Достаточно вспомнить, что при частом введении пищевых веществ, субстратов, гормонов у старых животных быстрее наступает «истощение», падение активности определенных генов. Вместе с тем питание — сложный комплекс субстратных (веществ, поступающих с пищей) и гормональных влияний, вызывающих явления генетической индукции. При приеме пищи активизируется функция поджелудочной железы, выбрасывается инсулин, необходимый для усвоения углеводов и жиров, и все это происходит при ограниченных возможностях панкреатического аппарата.

Оптимальный режим питания должен обеспечивать пластические и энергетические потребности организма, но не превышать их, тем самым не перенапрягать регуляторные механизмы организма. Часто забывают, что интенсивность пластических и энергетических процессов в организме в старости падает. Так, например, основной обмен в калориях на 1 м2 поверхности тела в 14—16 лет у мужчин 46,0, у женщин 43,0 ккал в час.; в 20—30 — 39,5   и 37,0; в 40-50 — 38,0 и 36,0; в 50-60 — 37,5— 35,0; в 60—70 — 36,0 и 34,0; 70—80 лет — 35,5 и 33,0 ккал. Это уже само по себе требует снижения калорийности рациона. Кроме того, следует иметь в виду, что энергетические траты в связи с ограничением движения с возрастом резко падают. Вместе с тем эти биологические предпосылки не всегда учитываются людьми в пожилом возрасте. Они, как правило, переедают, медленно и тяжело отказываются от привычных рационов питания.

Одна из причин — аппетит, сложная поведенческая реакция, регулируемая нейрогормональными механизмами, в частности гипоталамусом. Аппетит обычно соответствует обменным потребностям организма. Однако при старении наступают существенные изменения в разных звеньях нейрогормональной регуляции, в гипоталамусе. Разрушение вентромедиального ядра гипоталамуса приводит к перееданию и ожирению экспериментальных животных. Удаление гипофиза у таких крыс предупреждает некоторые нарушения обмена. Предполагается, что изменение возбудимости гипоталамических центров в старости может вести в одних случаях к недоеданию, резкому похудению людей, в других — к перееданию, ожирению.

Наши данные о разрегулировании функции гипоталамуса в старости объясняют возможное несоответствие количества потребляемой пищи и уровня обмена стареющего организма. Многие полагают, что удовольствие от еды часто компенсирует ограничение других сфер общения старого человека со средой.

В Институте геронтологии АМН СССР Ю. Г. Григоров сопоставил состояние фактического питания пожилых людей с их здоровьем. Все наблюдаемые были разделены на три группы в соответствии с калорийностью потребляемой ими пищи: первая группа — 2650—3100 ккал, вторая — 2100—2650, третья — 1600—2100 ккал. Калорийность пищи у людей второй группы соответствовала рекомендациям геродиететики.

Оказалось, что многие показатели функции сердечнососудистой системы, обменных процессов у людей с нормальной и низкой калорийностью пищи менее изменены, чем у людей, пищевой рацион которых высококалориен. У них менее выражены сдвиги в содержании холестерина, лецитина в крови, сдвиги в артериальном давлении, функциональном состоянии сердца и др. Весь комплекс показателей позволил прийти к важному выводу: при нормальном и малокалорийном пищевом рационе проявления атеросклероза менее выражены, чем у людей с высокой калорийностью пищевого рациона.

В настоящее время проводятся широкие эпидемиологические исследования факторов риска заболеваний сердечно-сосудистой системы. Существенное внимание в этих исследованиях уделяется роли питания в развитии атеросклероза. Большинство исследователей приходят к выводу, что увеличенное содержание жира в пище приводит к развитию холестеринемии, способствует развитию атеросклеротического процесса. Так, по данным американского исследователя Р. Кииса и сотрудников, потребление жира в Японии — 8% общей калорийности рациона, в Индии — 13, в Бразилии — 18, Италии — 20, Испании — 22, Франции — 30, Англии — 35, Швеции — 38, США — 41 %. Эти показатели процента покрытия жиром ежедневной калорийности пищи хорошо коррелируются с высотой холестеринемии, со степенью распространения атеросклероза в этих странах. Следует указать, что растительные масла, а также рыбий жир (сардиновый, тресковый) приводят к значительно меньшему повышению уровня холестерина в крови, а может быть, к его понижению. Не все исследователи находят подобные корреляции между содержанием жира и распространенностью атеросклеротического процесса. Это и понятно, ибо в развитии атеросклероза имеет значение не один фактор.

Все приведенные предпосылки определяют ряд важных требований к питанию пожилых людей, четко сформулированные А. А. Покровским, о необходимости сбалансированности пищевых рационов и энергетических трат организма в старости. Снижение энергетических трат требует существенного сокращения калорийности рациона. Питание должно иметь антиатеросклеротическую направленность. В рационе необходимо уменьшить содержание животных жиров, холестерина, быстро всасывающихся углеводов.

Питание должно быть разнообразно, учитывая биохимическую индивидуальность каждого человека и возможность различного отношения организма к пищевым веществам. Пища должна быть обогащена витаминами, микроэлементами, полиненасыщенными жирными кислотами, содержать оптимальное количество животных белков.

Итак, количественно ограниченное питание увеличивает продолжительность жизни. Переедание, ожирение сокращает сроки жизни. Эти положения доказаны, десятки раз повторены в различных лабораториях мира, и с ними нельзя не считаться. Современный человек часто подвержен двум порокам: гиподинамии и перееданию. Совместное их действие угрожает здоровью. Культура жизни состоит в их преодолении во имя высших, духовных интересов.

Фролькис В.В. Старение и биологические возможности организма. – М.: НАУКА, 1975. – С. 214-229.
Следующая статья
Психология и психофизиология
Бертран Рассел. Брак и мораль: табу на половые отношения
Первый вопрос, который следует задать, обдумывая новую мораль отношений между полами, не «Как гармонизировать отношения между мужчинами и женщинами?», а «Что хорошего в том, что мужчины, женщины и дети искусственно удерживаются в состоянии невежественности относительно сексуальной стороны отношений между полами?». Я ставлю этот вопрос на первое место потому, что хочу показать читателю, как уродует личность невежественность в данном вопросе и как важно для победы новой морали, чтобы люди были хорошо информированы и чтобы невежественность не мешала им жить по новым моральным нормам. Этот вопрос ...
Психология и психофизиология
Бертран Рассел. Брак и мораль: табу на половые отношения
Психология и психофизиология
Отличия в поведении человека и животного
Гуманитарные науки
Как шутят медики?
Естественные науки
Этические проблемы биомедицины и биотехнологий
Психология и психофизиология
Методологический кризис в психологии
Психология и психофизиология
Спорт и стресс — взаимосвязь процессов
Психология и психофизиология
10 тезисов о мышлении по И. М. Сеченову
Психология и психофизиология
Кратковременный стресс — как устранить?
Психология и психофизиология
Как снять нервное напряжение? Практические упражнения
Психология и психофизиология
Основные понятия, используемые в дискурсе о воле и мотивации
Психология и психофизиология
Почему мы нравимся или не нравимся друг другу?
IT
Мир реальный или мир виртуальный? Выбор за вами!
Психология и психофизиология
Цели, придающие смысл жизни, по Гансу Селье
Педагогика и образование
Как работать с детьми, пострадавшими в катастрофе? Техники и упражнения
Психология и психофизиология
Как сделать брак счастливым? Отвечает Бертран Рассел
Психология и психофизиология
10 положительных психотерапевтических эффектов по А. Маслоу