История Бодлианской библиотеки: 120 миль книжных полок

0
Рыжачков Анатолий Александрович9/23/2019

Бодлианская библиотека, чаще называемая the Bod, на самом деле состоит из многих библиотек, бывших частных собраний, когда-то принадлежавших разным ученым, епископам, юристам — книжным червям всех мастей. Сотни арабских и греческих рукописей раньше принадлежали епископу Лауду, манускрипты на иврите из Оппенгеймской коллекции — главному раввину Праги, от юриста Фрэнсиса Доуса библиотеке досталось бесценное собрание первопечатных изданий, инкунабул, иллюстрированных рукописей, книг-символов и макабров. А с 1989 года появилось еще около двадцати тысяч книг Орге Collection, одного из самых значительных собраний детских книг.

А что же раритеты? Самый ранний текст “Песни о Роланде”; первый из сохранившихся список “Правил святого Бенедикта”, датируемый VIII веком; “Книга о разнообразии мира” Марко Поло; “Шахнаме” Фирдоуси; The Gough Map — одна из старейших карт Англии (ок. 1360); еврейская Кенникотская Библия, шедевр искусства книжной иллюстрации сефардов (1476); типографский оттиск “Логико-философского трактата” Людвига Витгенштейна — вот лишь некоторые из жемчужин этой книжной сокровищницы. Есть в ней и иллюстрированные гравюрами средневековые рукописи (многие из монастырей, распущенных в эпоху Реформации); шедевры византийского, персидского, индийского искусства иллюстрации. Разумеется, есть Библия Гутенберга, рукописи Обри, Шелли, Бекфорда, Толкиена, Чандлера, множество писательских архивов. Знаменитые черные “четвертные тетради” Кафки тоже находятся здесь: две трети его наследия, включая тексты, послужившие основой для издания, подготовленного оксфордским германистом сэром Малькольмом Пэсли.

Наряду с Британской и Кембриджской Бодлианская библиотека обладает правом копирайта. В 1610 году Бодли лично позаботился, чтобы Лондонский союз книготорговцев передал его библиотеке право получать по одному бесплатному экземпляру каждой книги, выходящей на территории Англии (за исключением печатавшихся в Кембридже). Конечно, Бодли и предположить не мог, насколько мощными станут однажды потоки получаемых таким образом книг. Сейчас библиотека получает в год около восьмидесяти тысяч одних только копирайтных экземпляров — вдвое больше, чем весь ее книжный фонд в 1714 году. На неизбежный вопрос, сколько же у них всего книг, библиотекари дают ответ в милях: “Около ста двадцати миль книжных полок”. Любое конкретное число уже в момент произнесения оказалось бы сильным преуменьшением. Фонды Бодлианской библиотеки в 2000 году составляли примерно семь миллионов книг и возрастали на четыре километра полок ежегодно, то есть примерно на сто тридцать тысяч книг. До сих пор тут собирают почти все книги даже телефонные. “Никогда не знаешь, что в будущем станет важным”. Когда Бодли приобрел собрание древних китайских книг, в Оксфорде не было ни одного человека, способного их читать; сегодня подобных инкунабул не найти даже в Китае.

Первые каталоги фондов Бодлианской библиотеки послужили образцом для остальных. Позднее их принцип каталогизации сочли скорее эксцентричным. Долгое время названия вписывались в фолианты без указания картотечного индекса. Сегодня даже и в этой средневековой библиотеке электронные каталоги — нечто столь же естественное, как и пюпитры для чтения с подключением к Интернету. BAUD— Bodlean Access to Remote Databases (Бодлианский доступ к удаленным базам данных), к примеру, обеспечивает читателю электронную связь с каталогами сотен профильных библиотек мира. При этом, несмотря на то что с 1757 года книги здесь не приковываются цепями к пультам, Бодлианская библиотека по-прежнему остается “цепной”. Книг на руки не выдают, работать с ними разрешается только здесь, в одном из двадцати девяти читальных залов. Даже королю Карлу I было отказано в привилегии брать книги на дом, как, впрочем, и Оливеру Кромвелю. Вместо нужной ему книги библиотекарь подарил Кромвелю копию устава Бодли, запрещающего вынос книг из помещения.

В Верхнем читальном зале, предназначенном для читателей с ученой степенью, настенный фриз украшает более двухсот портретов знаменитых мыслителей, от Аристотеля до Лютера (1620).

Книжная вселенная Оксфорда постоянно расширяется. Самый крупный из восьми филиалов — Новая Бодлианская библиотека. Ее здание, чем-то напоминающее закрытый городской бассейн, построил сэр Джайлс Гилберт Скотт (1937-1940). Со Старой библиотекой она соединена тоннелем под Брод-стрит, по которому конвейер возит туда-сюда ящики с книгами, словно неограненные алмазы из оксфордских словесных копей. И любую книгу читатель получает всего часа через три после того, как ее заказал.

Уже в начале ХХ века бодлианские кроты копали в противоположном направлении — тоннель под Редклифф-сквер, в сторону самого красивого своего филиала. Камера Редклиффа — английский собор Св. Петра для книг — круглое здание, “чей купол собирает вокруг себя близлежащие башни, как курица цыплят” — так Джон Бетджемен описал это здание, более других подходящее на роль символа Оксфорда, барочный акцент в окружении готических башен церкви Св. Девы Марии и Олл-Соулз-колледжа. Когда-то на этом месте было множество небольших домиков, потом их снесли в соответствии с санитарным градостроительным планом xviii века. Построить там ротонду—идея Хоксмура, воплощенная в жизнь уже после его смерти коллегой Джеймсом Гиббсом (1737—1749). Круглые арки на грубой каменной кладке, изначально с открытыми аркадами, коринфские колонны, расположенные попарно, аттический этаж с балюстрадами и несущими столбами, а надо всем этим — необычайно вытянутый купол с изящными фонарями. Так и стоит по-флорентийски величественная Камера Редклиффа на одной из самых больших площадей Европы.

Над читальным залом первого этажа RadCam, как ее называют студенты, с монументальным величием высится роскошный купольный зал с лепниной холодной белизны. 15 июня 1814 года русский царь Александр I, прусский король Фридрих Вильгельм III, маршал Блюхер и принц-регент Георг собрались в этом зале на банкет по случаю победы над Наполеоном.

Круговая галерея по всему залу на высоте примерно середины массивной аркады, книжные полки по стенам – мог ли доктор Редклифф желать себе лучшего мавзолея, чем библиотека, носящая его имя? Доктор Джон Редклифф, став модным лондонским врачом, сколотил себе состояние. Его трудно назвать корифеем медицины, но у него были врачебный такт юмор и шарм — качества, присущие выпускникам Оксфорд благодаря которым он преуспел в лондонском свете, по крайней мере в кругу образованных людей. Доктор Редклифф придворный врач Вильгельма III, лечил также и королеву Анну, у которой было как минимум десять выкидышей и пятеро детей, умерших в детстве. Но в памяти человечества имя его остается не поэтому, а благодаря его щедрым дарам университету и родному Юниверсити-колледжу.

Загер Петер Оксфорд и Кэмбридж. Непреходящая история / Пер. с нем. В. Агафоновой, Е. Соколовой, К. Савельева. — М.: Издательство Ольги Морозовой, 2012. — стр. 200-204
Следующая статья
Livrezon-технологии
Запись #6: Нунчи или искусство «чтения комнат»
Я долго думала, с чего же начать данный обзор. Ведь изначально вовсе не планировалось разбирать какую-либо книгу на «комнатную» тематику – материала было предостаточно и без этого. Но поскольку под рукой оказался столь ценный для наших переводческих целей источник глупостей и нестыковок, грех было бы им не воспользоваться. Речь пойдет о книге писательницы Юни Хонг «Нунчи. Корейское искусство предугадывать поступки людей и мягко управлять любой ситуацией». Сей опус вряд ли нанес пользу хоть одному интеллектуалу в мире, но в плане перевода данная работа – в...
Livrezon-технологии
Запись #6: Нунчи или искусство «чтения комнат»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #6: О Каштанке и счастье человеческом
Livrezon-технологии
Запись #5: Выживший. Обзор перевода книги
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #5: О лёгкости проведения онлайн-занятий с группой детей
Livrezon-технологии
Запись #4: Сфинкс. Завершение трилогии
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #4: О сложностях онлайн-занятий с группой детей
Livrezon-технологии
Запись #3: Сфинксы, улыбаемся и машем!
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #3: О работе над собой и профессиональных принципах
Livrezon-технологии
Запись #2: О неземной красоте и прочих «сфинксах»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #2: о забытом Д/З и влиянии на взрослых
Livrezon-технологии
Где Утопия? | Станислав Айзин
Livrezon-технологии
Запись #1: О переводе «Благих знамений»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #1: о новых учениках и речевых шаблонах
Livrezon-технологии
3 причины перейти на электронный конспект
Livrezon-технологии
10 заповедей для писателя-реалиста от А. И. Куприна
Искусство и дизайн
Создание фэнтези-мира: 300 контрольных вопросов от Patricia C. Wrede