Где Утопия? | Станислав Айзин

0
Айзин Станислав Олегович10/18/2020

«На карту мира, на которой нет утопии, не стоит даже смотреть», — так начинает свою книгу «История утопий» американский философ Льюис Мамфорд

Утопия в дословном переводе с греческого – игра слов: EU - OU - TOPOS — «место которого нет». В нашем понимании — идеальный мир, недостижимая мечта. В современном обществе «утопист» воспринимается в негативной коннотации – пустой мечтатель, фантазёр, оторванный от реальности.

Начиная с первых упоминаний идеального государства в диалогах Платона (идеализировавшего египетское общественное устройство) и до футурологов наших дней  отчётливо прослеживаются следующие признаки если не идеального, то намного более эффективного и целеустремлённого общества:

  1. Научно –философское руководство.
  2. Разделение труда на физический и креативный.
  3. Социальная мобильность на основе способностей.
  4. Общественное согласие с методами и целями.
  5. Гармонизация общества.
  6. Верховенство естественных законов.

Конечно, интерпретации деталей такого общества отличаются в зависимости от исследователей и эпох, но идея остаётся одна: мы ЗНАЕМ, что общество может быть лучше чем оно есть, и мы даже способны его себе представить. Современное понимание этих идей не сильно отличается  от изначальных. Все положения утопического общества остаются релевантными и сегодня. Значит, по законам нашей прямолинейной логики, можно сделать один весьма неудобный вывод: условия и механизмы работы общества за последние несколько тысяч (!) лет кардинально не изменились.

Нам хочется думать, что общество постепенно эволюционирует, становится лучше. Однако, судя по всему, оно это делает скачкообразно, не меняя своё устройство кардинальным образом. Всегда присутствует та или иная кастовая система, элита управления. Сравнивая т.н. примитивные общества и т.н. цивилизованные страны, мы можем чётко видеть, что разница между ними преимущественно состоит в наличии физических технологий, более продвинутых инструментов воздействия на окружающую среду. Сложность их не имеет особого значения, так как представитель племени дельты амазонки, кидая копьё, проходит мысленно тот же алгоритм, что и конгломерат специалистов запускающих ракету на околоземную орбиту. Но, конечно же, в более примитивной форме. Его цель и мотивация также не отличается от нашей: прокормить семью, сделать копьё немного лучше, чтобы кидать его было немного легче и т.д.

Если такое сравнение вызывает у вас недоумение, проведите простой мысленный эксперимент. Представьте, что произошла сильная вспышка на Солнце, и вся электроника на Земле вышла из строя. Нет больше электричества, водопровода, холодильников, не работает транспорт, телефон, компьютеры. Нет больше государства, армии, полиции, банков. Как быстро «цивилизованное общество» вернётся в положение полудиких племён и как скоро сможет появиться что-то близкое к положению доиндустриальной революции?

Теперь, давайте представим себе обратный сценарий. К Земле летит огромный астероид, столкновение неминуемо. После запуска серии атомных ракет для уничтожения или изменения его траектории, мы осознаем, что попытка не принесла успеха. Нужна новая, несуществующая технология и возможно, консолидация всех научных и производственных мощностей нашей планеты, для разработки новых решений. Как быстро угаснут политические разногласия государств и национальные розни, исчезнут границы, начнётся интенсивный обмен технологиями? Сможет ли возникнуть экономика планетарного масштаба под руководством учёных-специалистов?

Очевидно, что нам гораздо легче представить негативный сценарий быстрой общественной деградации, он будет нам представляться более подробно. Если в этом тоже есть сомнения, можно обратиться к наиболее популярной версии данной дихотомии – представлению ада и рая. Мы подробно и хорошо знакомы с пытками и ужасами преисподней, однако «небесные кущи» заключены в весьма ограниченные описания «вечного блаженства, вечной жизни», без каких-либо существенных деталей. 

Также и восприятие утопии лежит в очень ограниченной плоскости. Зачастую, моделируя её, автор оперирует ограниченным кругом условий (верховенство философии, устранение частной собственности, провозглашение ресурсов общественным достоянием и т.д.), представляя сразу глобальный результат. Мы ищем ОДНО решение или ОДИН фактор воздействия. И этот фактор / решение — это, как правило то, что имеет наибольшее влияние на общество в данный момент. Соответственно, ИНСТИНКТИВНО, мы решаем, что его изменение или устранение кардинально изменит положение дел.

Такое инстинктивное восприятие проявляется (и с успехом используется маркетологами) в повседневной жизни: если получить новую модель телефона / машины / дома, то жизнь тут же повернётся к лучшему. Глобальная экономика, основанная на теории свободного рынка, продвигает идею равенства возможностей, при которой если человек приложит достаточно усилий, то он сможет достигнуть «вершин успеха». А если не устраивает существующая система, достаточно выбрать «честных политиков», и они будут принимать «справедливые законы». Что это, как не самое примитивное выражение утопии, приучающие к недоверию новым идеям?

Идеи Платона, Мора, Гоббса, Локка, Гегеля, Маркса, – все они основаны на парадигмах доиндустриальной революции. Но тем не менее, они всё еще релевантны и тем самым подчёркивают ограниченность, если не статичность утопической идеи. Эта идея нацелена на изменение параметров существующих общественных отношений, а не на создание нового общества. Но, по-настоящему, современное утопическое мышление идёт гораздо дальше. Его мотивация состоит не в удовлетворении немедленного беспокойства. Оно создаёт развивающийся идеал, который a priori не достижим, но является путеводителем, мотивирующей целью.

Заглядывая за горизонт, современный утопист  видит не общество бесконечного блаженства, а, скорее, шаг к более совершенному устройству, перерост болезней эволюции в среде дефицита. Стремление к блаженству и вечному счастью для нас как проказа разума, оно лишает человека его немногих, выстраданных преимуществ эволюции: любознательность, приспосабливаемость, способность к экстраполяции. Идеал должен быть недостижим, так как если больше не к чему стремиться – то нет смысла в жизни. Это болезнь нынешнего потребителя: тяга к быстрому удовольствию и картонному счастью, удовлетворять свои потребности сейчас, прилагая как можно меньше усилий…

Тут, конечно, нужно сделать серьёзную оговорку: мы знаем, что любой образ будущего основан на информации, которой мы владеем на сегодняшний день, и однажды самые смелые прогнозы буду звучать для людей будущего так же, как для нас сейчас звучит «Город солнца». Однако, мы гораздо больше знаем сейчас о человеке и его поведении, и у нашей мысли (впервые?) появилась возможность разорвать круг привычных стереотипов и шагнуть в неизвестное, создавая будущее до того, как оно наступает.

Так что же это за идеал?

Идеальное общество / государство – его фактическое «отживание» с сохранением функций управления, где разрешаются противоречия между абсолютным равенством каждого человека и набором универсальных качеств индивидуума. При этом, все функционируют как единый организм. Это полная открытость помыслов и желаний человека, при сохранении интимности чувств и внутреннего «‎я». Динамический баланс развития, трансформация специального знания во многофункциональный разум, живящий одновременно общественной и личной жизнью, способный как к полной эмпатии, так и к холодному расчёту здравого эгоиста. В таком обществе нет нужды в формировании индустрий, систем образования или государства. Оно живёт в гармонии с процессами эволюции и способно направлять их для решения возникающих задач. Технология неотличима от магии – она живой симбионт сверхчеловеческого организма. Время, которым оно оперирует – тысячи, возможно миллионы лет…

Звучит эксцентрически фантастично! Однако мы можем с уверенностью сказать: к звёздам полетят уже не те человеческие существа, которых мы знаем сегодня. Используя для точки отсчёта шкалу Кардашёва, это будет цивилизация второго типа (сейчас мы скорее цивилизация типа ноль), потребляющая энергию, сопоставимую с энергией нашего Солнца. Огромные пространства будут преодолены существами (?), живущими намного дольше нас, способными к разработке и управлению сооружениями планетарных масштабов. Возможно, способные мыслить не индивидуально а кластерно или даже совместно. Для такого уровня цивилизации нам понадобятся инструменты и процессы, о которых мы даже не можем помыслить сегодня.

Но утопия не будет жизнеспособной, если к ней невозможно стремиться, сделать хотя бы первый шаг. Мечта объединения народов в глобальную человеческую семью, совместно принимающую вызовы природы – может реализоваться под давлением соответствующих обстоятельств, а также может быть спланированным актом, если преимущества такого шага станут очевидны.

Впервые за историю человека, у нас есть ресурсы, технологии и потребность, для того, чтобы спланировать следующий шаг нашей эволюции. У нас больше не осталось времени на размышления: либо мы в ускоренном темпе начнём создавать новую парадигму, либо существующая парадигма подомнёт цивилизацию в своём неминуемом коллапсе. 

Одна из проблем состоит в том, что у нас нет оптимистичного видения будущего. Мы должны создать образ будущего, к которому стоит стремиться. Первым шагом может быть создание отдельного пилотного «‎научно-технического государства», совместного предприятия стран планеты Земля.  

Государства, управляемого как гигантский университет, – лаборатория, независимая от политических и рыночных отношений, где гражданство получают не по рождению или прибытию, а по сдаче вступительных экзаменов. Не глядя на наличие учёных степеней. 

Такое государство сможет предоставить перспективу развития человека без ограничений доминирующей экономической системы, открыть перспективы и отрасли важные для эволюции нашего вида, но считающиеся экономически невыгодными. Создать среду динамического равновесия экономики, управления и социума, внедряя передовой опыт различных государств. Воспитывать нового человека, способного строить новое будущее.

Следующая статья
Livrezon-технологии
Заметки переводчика. Запись #1: о переводе «Благих знамений»
Не так давно на экраны вышел мини-сериал, снятый по книге Терри Пратчетта и Нила Геймана «Благие знамения». Конечно же, многие материалы из книги не вошли в телевизионную версию. Однако согласитесь, при работе над переводом экранизации на русский язык грех было бы не использовать уже имеющийся перевод книги [Т. Пратчетт, Н. Гейман. Благие знамения. / Перевод с английского М. Юркан. — М.: Эксмо, 2019] и то и дело не подглядывать в него в поисках самых подходящих решений.  Иногда в практике встречается и обратная история: сначала по имеющимся фильмам и инте...
Livrezon-технологии
Заметки переводчика. Запись #1: о переводе «Благих знамений»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #1: о новых учениках и речевых шаблонах
Бизнес и экономика
Книжная лавка А. Ф. Смирдина: история
Искусство и дизайн
101 полезная идея для архитекторов. Обзор книги М. Фредерика
Педагогика и образование
Развитие критического мышления: упражнения для обучения
Педагогика и образование
Как родителям влиять на ребенка? Используем посредника
Гуманитарные науки
Система социального рейтинга в Китае
Livrezon-технологии
3 причины перейти на электронный конспект
Гуманитарные науки
Экологические движения, охрана природы и партии «зеленых» — что дальше?
Livrezon-технологии
10 заповедей для писателя-реалиста от А. И. Куприна
Педагогика и образование
Как привлечь внимание слушателей до лекции?
Гуманитарные науки
Белые студенты и движение за гражданские права в США
Гуманитарные науки
ЮНИСЕФ получает Нобелевскую премию мира — 1965 год
Гуманитарные науки
История Европейского союза: речь У. Черчилля «Трагедия Европы»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #2: о забытом Д/З и влиянии на взрослых