Дневник педагога. Запись #3: О работе над собой и профессиональных принципах

0
Братчикова Надежда Владимировна10/27/2020

«Судьба играет человеком, а человек играет на трубе».
Илья Ильф, Евгений Петров. Золотой теленок

В математическом клубе ЛИСА занимаются дети и родители. На моих плечах лежит большая ответственность: детям, наравне с важностью обучения математике, может быть, куда важнее взаимодействовать и резонировать с людьми.

Что во мне есть такое резонирующее, что почувствуют дети? (И с чем придётся после этого мириться родителям?)

В XXI веке необходимо учить детей пониманию научной познаваемости и изменчивости мира, позитивному отношению к миру и многому другому.
А какие у меня должны быть жизненные ценности, чтобы я помогла детям быть восприимчивыми к критично важным навыкам 21 века, чувствовать мир и расти людьми?

У моих занятий узкая специфика: в наше время редкие родители понимают, зачем их детям нужна математика в 5 лет. Приходят только те родители, которые знают ответ. Они приводят ко мне пятилетних детей - и тем практически всё интересно. Дети не отказываются. Надо держать карандаши - держат. Надо сложить из мозаики загадку - складывают. Надо попрыгать - прыгают.

Для того, чтобы дети безупречно отрабатывали занятие, мне нужно свою педагогическую и жизненную практику тоже делать безупречно. Иначе нечем будет с детьми резонировать.

Это означает, что моя практика должна быть построена в соответствии со следующими основополагающие принципами, определяющими моё мировоззрение, мою картину миру, мою деятельность:

1. Движение. Постоянное движение. Дети растут - а я должна расти быстрее. Это водитель автобуса может изо дня в день повторять маршрут. Моя деятельность должна ветвиться, проверяться, оцениваться профессионалами.

Поэтому в математическом клубе ЛИСА постоянные эксперименты, каждый год новые проекты. Мы растём стремительно. То, что детям не интересно - отбрасываем, то, что интересно - развиваем.

2. Нет ничего неважного. Нет ничего особо важного. Всё важно одинаково. Важно быть точным, важно смотреть детям в глаза, важно разговаривать с родителями и многое другое. А бывает, что это всё не особо важно. А важно, чтоб дети покричали. Поэтому моё мнение с мнением родителей может не совпадать. Они видят ребёнка сейчас, а я смотрю на ребёнка в перспективе будущих лет, смотрю на себя, смотрю на ребёнка, смотрю на детей, окружающих ребёнка, смотрю на родителей ребёнка, смотрю на время года, на слова, которые произнёс ребёнок и т.п. Чтобы спорить со мной, родителям нужно учитывать очень много параметров.

3. Мне нужны занятия с детьми. Но я могу заниматься и чем-то другим. Руководить IT проектом, например :)

Если мне занятия нужны, я выдаю детям томики А.П. Чехова и собираю их в зуме. Если мне нужно сдать обновление книги — я пишу книгу. Но даже когда я не готовлю или не провожу занятия, я занята поиском вопросов, на которые мы с детьми должны найти ответы.

Мои враги:

1. Чувство собственной важности.
Накатит, бывало, безапелляционность. Кажется, что я всё знаю лучше всех и все должны прислушиваться к моему мнению. Важно в этот момент себя отследить, поймать (!), и потом - контролировать, сдержать, пересмотреть свои взгляды, обнаружить ошибки и идти учиться дальше.

2. Ясность.
Пропадают вопросы. Зато ответов — вагон. С разных точек зрения, в разных контекстах, всё можно разложить, процитировать авторитеты. Важно в этот момент усомниться: А правда ли вопрос закрыт? Какие за этим ответом прячутся следующие вопросы?

3. Умения, привычки, настрой.
Это привычка реагировать. Я умею реагировать на спектр движений, и жду, что на эти движения мне и придётся реагировать. Жду. Но мои ожидания подводят меня. Ожидания не совпадают с реальность. Дети иногда ведут себя совсем не так, как планировалось, спрашивают не то, что хотелось. И вариантов много: вернуть детей в исходную точку — или не возвращать. Уложить детей в прокрустово ложе — или понять, куда дальше двигаться за детьми. Требовать — или перестроиться. Скрежещет иногда в ушах и ломит пальцы — вот как сложно отбрасывать ожидания. К этому не подготовиться, это нужно продышать, пропустить, отпустить.

Учить детей — это суровое испытание, постоянное движение в соответствии с принципами и борьба со своими врагами.

Фотография — с занятий математического клуба ЛИСА.
Следующая статья
Livrezon-технологии
Запись #2: О неземной красоте и прочих «сфинксах»
Недавно натолкнулась на интересное выражение — sphinx-like. Никогда до этого его не встречала. И уж тем более никогда не приходилось ничего подобного переводить. Так что стало интересно, как можно было бы обыграть этого загадочного египетского зверя в русском языке. И, конечно же, если бы языки всех народов мира не были столь богаты на различные смыслы, можно было бы, словно в каком-нибудь затхлом словаре, дать несколько вариантов перевода и на этом успокоиться. Но не все так просто. В одних ситуациях мы и правда сможем связать перевод с Египтом, в других...
Livrezon-технологии
Запись #2: О неземной красоте и прочих «сфинксах»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #2: о забытом Д/З и влиянии на взрослых
Livrezon-технологии
Где Утопия? | Станислав Айзин
Livrezon-технологии
Запись #1: О переводе «Благих знамений»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #8: О том, как детям тяжело работать, но и не работать — тоже морально сложно
Livrezon-технологии
С. И. Поварнин: для чего мы читаем?
Livrezon-технологии
Запись #7: Нунчи и секреты счастья
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #7: ВОСЕМЬ второклассных способов НЕ решать задачу
Livrezon-технологии
Запись #6: Нунчи или искусство «чтения комнат»
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #6: О Каштанке и счастье человеческом
Livrezon-технологии
Запись #5: Выживший. Обзор перевода книги
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #5: О лёгкости проведения онлайн-занятий с группой детей
Livrezon-технологии
Запись #4: Сфинкс. Завершение трилогии
Livrezon-технологии
Дневник педагога. Запись #4: О сложностях онлайн-занятий с группой детей
Livrezon-технологии
Запись #3: Сфинксы, улыбаемся и машем!