А. С. Грибоедов: что было после «Горе от ума»?

0
Рыжачков Анатолий Александрович5/22/2020

«Горе от ума» замыкает первый период литературной деятельности  Грибоедова.  В дальнейшем для него наступает пора напряженных творческих исканий, поисков новых, неисхоженных пу­тей. Блистательный успех комедии, казалось бы, дол­жен был предопределить направление дальнейшего творческого пути Грибоедова как писателя-комедиографа. Современники и ждали от него новых комедий, но сам он мечтал о другом. На расспросы и пожелания друзей и знакомых он отвечал: «Комедии больше не напишу...»

В «Горе от ума» памфлетно-сатирическая тема, раз­работанная в форме комедии нравов, оказалась, с точки зрения Грибоедова, исчерпанной, и дальнейшие вариа­ции ее были бы для него только повторением сказан­ного.

И действительно, среди многочисленных новых за­мыслов и начинаний Грибоедова нет ни одного, относя­щегося к комедийному жанру. Характерно, что уже в 1824 году, завершая обработку «Горя от ума», Грибое­дов отзывался о своем шедевре как о «мелочной задаче, вовсе несообразной с ненасытностью души, с пламенной страстью к новым вымыслам, к новым познаниям... к людям и делам необыкновенным», — и тут же призна­вался, что гораздо охотнее написал бы трагедию.

Настойчивыми попытками осуществить свои твор­ческие замыслы в жанре стихотворной трагедии и были ознаменованы последние четыре года жизни Грибоедова. Сам он назвал свои замыслы «беспредельными». В об­ращении его именно к трагедийному жанру была своя закономерность. Суть дела заключается в том, что твор­ческая мысль зрелого Грибоедова была устремлена на постановку и решение таких идейно-художественных проблем, для которых жанр комедии оказывался непри­годным.

Социальная тема, владевшая сознанием Грибоедова, с годами все более расширялась и углублялась в своем содержании, настоятельно требуя новых средств художе­ственного выражения. В «Горе от ума» Грибоедов вме­стил широкую социальную тему в рамки сатирической комедии, для чего ему пришлось разрушить ее жанровый и стилевой канон. Однако примененная им комедийная форма, при всей своей неканоничности, все же, естественно, не позволила ему в полной мере ре­шить в духе прогрессивных, декабристских идей вы­двинутую самой жизнью задачу создания высокого ге­роического характера.

В «Горе от ума» социальная критика была сосредото­чена на быте и нравах реакционного дворянского обще­ства. Чацкий, обличая это общество, правда, ссылается на ум и энергию народа, но сам по себе «умный» и «бод­рый» народ в комедии не служил предметом непосред­ственного изображения. В дальнейшем тема народа, его жизнь в прошлом, его настоящее положение и его бу­дущая судьба, равно как и вопрос о роли народных масс в историческом процессе, явно выдвигаются на первый план и в сознании и в творчестве Грибоедова. Его инте­ресуют судьбы народов и государств, социальная герои­ка, самодеятельная сила народа и в связи с этим реше­ние собственно художественных задач изображения на­родной жизни, народных движений и характеров.

К сожалению, мы располагаем лишь обрывками не­которых (очевидно, далеко не всех) задуманных или частично, а в некоторых случаях, может быть, и полно­стью написанных Грибоедовым произведений. По этим обрывкам трудно, а подчас и невозможно, с достаточной точностью и полнотой раскрыть содержание того или иного замысла, но они, безусловно, позволяют составить общее представление о существе и направлении творче­ских поисков писателя.

Интерес зрелого Грибоедова был сосредоточен по преимуществу на темах широких народных движений, на проявлениях героизма народной массы. Его больше всего привлекали в прошлом героика национально-осво­бодительной борьбы и образы таких людей, которые могли бы служить впечатляющими примерами граждан­ской доблести и душевного величия.

Так, Грибоедова заинтересовала судьба Ломоносо­ва — самородного гения, вышедшего из самых глубин народной России и воплотившего в себе — в своем мо­гучем характере, в своей титанической деятельности — неисчерпаемые творческие силы русского народа. Судя по уцелевшему фрагменту двухактного драматического пролога «Юность вещего» и по тому, что мы узнаем до­полнительно из рассказа С. Н. Бегичева, в основе этого произведения (написанного, очевидно, в конце 1824 года) должна была лежать тема поисков «желанной доли» безвестным и непризнанным «ревнителем славы», обреченным идти в жизни «путем вражды, препятствий и скорбей».

Значительный интерес должна была представить за­думанная Грибоедовым стиховая драма из эпохи русско-половецких войн. По всей видимости, она должна была быть основана на летописных источниках. В до­шедшем до нас небольшом отрывке этой драмы («Серчак и Итляр») героическая тема звучит с достаточной силой. Общему героическому тону отрывка соответ­ствует стилистический его облик, свидетельствующий о творческом интересе Грибоедова к «Слову о полку Игореве», которое в его время рассматривалось прогрес­сивными писателями как самый выдающийся памятник национальной героической поэзии. Также и само содер­жание этого отрывка (воспоминания стариков о былой славе и надежды их на мужество сынов) отчасти навея­но «Словом».

Как свидетельство обостренного интереса Грибоедова к проявлениям народного героизма весьма знаменатель­ны дошедшие до нас известия о других его замыслах, от которых не сохранилось никаких творческих мате­риалов. Так, из воспоминаний А. Н. Муравьева извест­но, что в 1825 году Грибоедов разработал план истори­ческой трагедии «Федор Рязанский» (Муравьев назы­вает этот замысел «исполинским»), а также задумал другую трагедию—о киевском князе Владимире. По-ви­димому, с первым из этих замыслов связаны заметки Грибоедова («Desiderata»), касающиеся истории Рязан­ского княжества и восходящие к летописным источни­кам. Возникает вопрос, почему именно история Рязан­ского княжества заинтересовала Грибоедова? Нужно думать, внимание Грибоедова в данном случае привлек­ли чрезвычайно драматические события, происходив­шее в Рязани в 1237 году, во время первого татарского нашествия на Русь. Рязанцы первые приняли удар орд Батыя и защищались мужественно; город был сожжен, жители истреблены.

Наиболее значительным из всех творческих замыс­лов зрелого Грибоедова, безусловно, является задуман­ная в чрезвычайно широких масштабах и, по-видимому, частично осуществленная им (вероятнее всего в 1824 — 1825 годах) героическая народная драма об Отечествен­ной войне 1812 года. Уцелевшие план и единственный Небольшой фрагмент этой драмы имеют выдающееся историко-литературное значение. Замысел этот замеча­телен и по идейной глубине темы и по смелости ее худо­жественного решения.

В высокой степени знаменательна сама установка Грибоедова на современность. Он не уходит на сей раз в глубь веков, а останавливается на событии, еще сохраняющем весь жар и всю остроту своего значения для свидетелей и участников эпической борьбы русского на­рода с Наполеоном. Судя по плану драмы, Грибоедов хотел раскрыть в ней национальный, народный и осво­бодительный характер Отечественной войны, хотел по­казать, какую громадную роль сыграла она в деле подъ­ема и развития национального — патриотического и гражданского — самосознания русского народа. Грибое­дов всячески подчеркивает, говоря его словами, «народ­ные черты» войны, а главным героем драмы избирает крепостного крестьянина, участника народного парти­занского движения.

Самое важное в «1812 годе» — это ясно выраженная мысль о самодеятельной творческой силе русского на­рода— «юного» и «первообразного», — которая сможет Полностью проявиться в случае, если народ обретет сво­боду, получит возможность свободно развивать свою энергию. Мысль эта сформулирована в плане драмы с полной отчетливостью: «Сам себе преданный, — что бы он мог произвести?» (преданный — в смысле: предостав­ленный).

В такой постановке вопроса о положении народа и о его потенциальных творческих силах и возможностях явственно слышится радищевская нота. Мало того, что героя для своей драмы Грибоедов, по следам Радищева, взял из самой гущи народной массы. Он еще хотел по-радищевски показать и душевное величие и благород­ство этого «заурядного» героя, его моральное превосход­ство над представителями господствующего класса. Грибоедовский замысел сводится именно к тому, что истинный героизм в минуту величайшего исторического испытания показал простой народ, что не царь и не дворяне, а народ спас Россию в 1812 году.

Этот общий смысл вытекает из намеченного Грибоедовым сюжета. Драма должна была начинаться сце­ной на Красной площади, с участием народной массы, с резко подчеркнутыми «народными чертами» происхо­дящего. Герой драмы — крепостной М. — здесь уже действует, и в этом действии возникает «очертание его характера». Дальнейшее развитие сюжета ведет к полному раскрытию характера героя. Пламенный патриот,, он остается в Москве при вступлении в нее французов и наблюдает сцены «зверского распутства, святотатства и всех пороков» неприятеля. Затем он бежит из Москвы и сражается с врагами во «всеобщем ополчении без дворян», то есть в народных партизанских отрядах.

Дальнейшая трагическая судьба грибоедовского ге­роя окончательно раскрывает идейный смысл драмы. Герой — крестьянин, совершивший отважные патриоти­ческие подвиги, сам почувствовавший себя спасителем родины, вынужден снова вернуться в прежнее положе­ние бесправного раба. Он попадает в Вильну, где дво­рянство шумно и весело пожинает плоды победы, до­бытой руками народа и оплаченной его кровью: «Отли­чия, искательства, вся поэзия великих подвигов исчезает».  А герой в это время «в пренебрежении у начальников» и «отпускается во-свояси с отеческими наставлениями к покорности и послушанию». В деревне его ждут «прежние мерзости»; он возвращается «под палку госпо­дина, который хочет ему сбрить бороду». Проснув­шееся в нем под влиянием и в атмосфере великих исто­рических событий чувство гражданского и личного достоинства глубочайшим образом оскорблено. Не вы­терпев издевательств своего жестокого барина, он в от­чаянии кончает самоубийством.

В дошедшем до нас тексте плана драмы сказано: «Отчаяние …………… самоубийство». Можно не сомневаться, что пятнадцать точек означают пропуск какого-то текста, звучавшего в то время, когда этот план публиковался (в 1859 году), недопустимо с точки зрения цензуры. Легко предположить, что между «отчаяньем» и «самоубийством» крепостного, по замыслу Грибоедова, предполагался какой-то решительный по­ступок этого крепостного, — может быть, убийство им своего барина. Если бы это было так, драма Грибоедова зазвучала бы совершенно по-радищевски. Но и без того намеченный Грибоедовым сюжет по своему внутреннему смыслу соотносится с тем, что писал Радищев на тему о плачевной судьбе крепостного интеллигента в главе «Городня» своего «Путешествия».

Н.В. Орлов. Грибоедов. – Л.: Просвещение. Ленинградское отделение, 1967. – С. 94-99.
Следующая статья
Психология и психофизиология
Влияние идей А. А. Ухтомского на современное научное мышление
А. А. Ухтомский как-то высказал мысль о том, что истинная зна­чимость научной теории состоит в том, что из нее вынесут грядущие поколения исследователей. Сегодня наступает новое время — многие гениальные научные предвидения Ухтомского уже нашли блестящее экспериментальное подтверждение в работах его учеников и последо­вателей и позволили каждому из них внести свой творческий вклад в изучение детерминирующих начал поведения и психики человека. Уместно вспомнить слова другого выдающегося русского ученого, со­временника Ухтомского, также питомца Санкт-Петербургского уни­верситета, В. И. Вернадско...
Психология и психофизиология
Влияние идей А. А. Ухтомского на современное научное мышление
Биографии
Бесконечная война Эрнеста Хемингуэя
Биографии
Как работал Эрнест Хемингуэй?
Биографии
«Большой террор» ученых в СССР: Л. Д. Ландау и Ю. Б. Румер
Биографии
Как Д.И. Менделеев открыл периодический закон?
Биографии
Почему «тесловские турбины» потерпели неудачу на рынке?
Биографии
Никола Тесла и Тунгусский метеорит
Биографии
Никола Тесла: мировая система и конфликт с Дж. Морганом
Биографии
Как проходит защита диссертации у П. Л. Капицы?
Биографии
Методика преподавания академика П. Л. Капицы
Биографии
Как работает учёный? Воспоминания о П. Л. Капице
Биографии
Иван Петрович Павлов получает Нобелевскую премию
Биографии
П. Л. Капица и его увлечение шахматами
Биографии
Эдит Пиаф: «Наркотики превратили мою жизнь в ад»
Биографии
Экстремальное обучение новым навыкам — Софи Лорен
Биографии
Как стать режиссером: опыт советского кинорежиссера М. Ромма