Новое
Популярное
Детство и юность Наполеона Бонапарта
Характер у Наполеона с раннего детства оказался нетерпеливым и неспокойным. "Ничто мне не импонировало", – вспоминал он впоследствии, – и я был склонен к ссорам и дракам, Я никого не боялся. Одного я бил, другого царапал, и все меня боялись. Больше всего приходилось от меня терпеть моему брату Жозефу. Я его бил и кусал. И его же за это бранили, так как бывало ещё до того, как он придёт в себя от страха, я уже нажалуюсь матери. Моё коварство приносило мне пользу, так как иначе мама Летиция наказала бы меня за мою драчливость, она никогда не потерпела бы моих нападений!"
Отношение творческой личности к собственным ошибкам
«Во второй половине тридцатых годов Пирогов издал собрание историй болезни — «Анналы хирургического отделения клиники императорского университета в Дерпте». Сейчас для нас самое интересное в этих «Анналах» — честная исповедь хирурга. Для врача не просто признавать свои ошибки; а Пирогов объявляет решительно: «…Я положил себе за правило, при первом моем вступлении на кафедру, ничего не скрывать от моих учеников, и если не сейчас же, то потом, и немедля, открывать перед ними сделанную мною ошибку». В те же годы Даль занялся вошедшей в моду гомеопатией.
Государство и церковь по Томасу Джефферсону
Яркий тому пример — попытки Джефферсона законодательным путем добиться облегчения участи негров. Неудача, которую он потерпел в этом  отношении на континентальном конгрессе, не охладила его пыла. Правда, теперь он действовал осторожнее, понимая, что решительные выступления против рабства были в Виргинии делом весьма рискованным. В результате, например, в предложенном им проекте  конституции штата содержался лишь пункт о запрете содержать в рабстве вновь прибывающих негров. Как мы видели, этот проект в целом был отвергнут. И все же благодаря искусной тактике, учитывающей некоторые особенности п...
Детство Исаака Левитана как толчок к творчеству
Отец Левитана был человеком беспокойным, нетерпеливым. Свою короткую жизнь он провел в поисках лучшего. А шел все время от жизни безбедной к самой непроходимой нищете. Переводчик во французской фирме, строившей мост через реку Неман. Перемена службы. Дети видят отца уже в окошечке билетной кассы станции Ковно. Но не пройдет и нескольких месяцев, как адрес изменен: семья перекочевала в посад Кибарты возле пограничной станции Вержболово. Отец мечется. Дети подрастают, способные, смышленые. Им мало уроков отца, пришедше...